Зубастая упаковка

Зубастая упаковка

Здоровое питание перестало быть уделом вегетарианцев, спортсменов и худеющих барышень. Все больше потребителей, вооружившись фразой «мы то, что мы едим», осознанно подходят к выбору пищи, предпочитая гамбургеру овощной салат, жирам — витамины и объявляя бойкот продуктам с ГМО или повышенным содержанием холестерина. Многие, однако, пошли еще дальше и уделяют внимание тому, из чего они едят или пьют. Безопасна ли тара для хранения жидкости и пищи? Не наносит ли вреда окружающей среде ее производство? И, наконец, возможна ли ее вторичная переработка?

Собственно, мы уже давно перестали отдавать себе отчет в том, что именно является отправной точкой нашего выбора — упаковка или сам продукт. Упаковочная отрасль является не только одним из локомотивов современной экономики с оборотом более 500 млрд долларов в год, но и социальным феноменом, отражающим не всегда осознаваемые психологические и культурные установки. Экологический подход можно рассматривать, как попытку рационализировать этот выбор. Однако и он не дает разуму однозначных выводов за или против того или иного вида упаковки, оставляя последнее слово за свободной волей потребителя.

Из формы в содержание

Стремление «покупать осмысленно» наталкивается на расхожие потребительские стереотипы вроде «вино и минералку надо покупать только в стеклянной таре», «пиво в алюминиевой банке вкуснее», главный из которых — «кока кола в стекле — самая вкусная». А может быть, это вовсе и не стереотип?

Парадоксы с трансформацией вкуса знаменитой газировки получили богатые толкования в интернете. Навскидку, несколько версий. «По непроверенной инфе, в стекло кладут сахар и она тру, в пластик — сахарозаменитель и уже не то». «Мне кажется, что я разницу во вкусе чувствую, хотя "штуку баксов" на слепой тест и не поставлю». «Мне в стекле тоже больше нравится, но у меня теория, что дело в обьеме. Вкусовые ощущения самые острые только поначалу, потом постепенно вкус притупляется. Это как чипсы. Сначала ешь по одной дольке и вкусно, потом загребаешь лапой и все равно уже не то». «У меня коллега тоже говорил, что ему больше нравится "стеклянная" кола. Однако слепой тест, проведенный мной, он провалил — на нескольких стаканчиках не смог достоверно отличить. И все равно продолжил покупать в стекле — типа "мне все равно стеклянная больше нравится."». По сути, здесь изложены основные трактовки — от изначально разного по качеству продукта для разного вида тары до эффекта плацебо. И все они достоверны. Что не мешает жестяной и полимерной таре быть сегодня наиболее динамичными мировыми рынками упаковки с ежегодным ростом на 10-11%.

По большому счету, все, что допускается на рынок, можно считать безопасным, так как продукция регулируется ГОСТами, жесткой системой контроля. Поэтому разговор о взаимодействии упаковки с продуктом — скорее о рисках, которые принимает на себя потребитель в случае с нарушением технологии производства, транспортировки или при-менения упаковки. И о том, насколько часто такие риски возникают.

Пластиковая (ПЭТ) тара имеет ряд объективных минусов — так, максимальный срок хранения продукта в ней не превышает 9-12 месяцев. Кроме того, есть ограничения по температурному режиму использования пластиковой тары — при температуре выше 75С0 изделие из пластика теряет форму и может начать выделять такие вещества, как ацетальдегид, диметилтерефталат, терефта-левую кислоту — в незначительных дозах, но при частом употреблении данные вещества могут накапливаться в организме. Но в естественных условиях испытаниям такой температуры упаковка не подвергается, отмечают эксперты независимого французского центра химических исследований Eurofins.

У бумажной тары свои стандартные ограничители. На нее, как правило,нанесены рисунки и надписи, а ведь в состав печатных красок входят вещества, содержащие тяжелые металлы и растворители (метанол, хлорсодержащие углероды и др.). При несоблюдении стандартов качества эти вещества могут проникать сквозь бумагу или картон, вызывая тяжелые пищевые расстройства. О проникновении краски в пищу может сигнализировать ее проступание на внутренней стороне упаковки — такие продукты лучше не употреблять, чтобы избежать отравлений.

Считается, что стеклянная тара никак не взаимодействует с содержимым, более того, она позволяет избежать отрицательного воздействия солнечного света, увеличивает срок хранения продукта. Казалось бы, что может быть безопаснее стекла для пищевых продуктов и напитков? Если не брать в расчет невысокой механической прочности, которая может привести к попаданию в пищу кусков стекла — это все же бывает крайне редко.

Однако по данным Общества защиты прав потребителей (ОЗПП) производители напитков нередко сталкиваются с такой проблемой: во время нахождения готовой продукции на складе (а это порой занимает длительное время, до трех меся-цев) в напитках периодически обнаруживаются посторонние включения — мельчайшие пластиночки, которые скатываются в трубочки и спирали, напоминая игольчатые кристаллы. Иногда наблюдались взвеси в виде мелких хлопьевидных частиц. В чем же дело? В качестве самой продукции? Вовсе нет. Оказывается, любое нарушение технологии изготовления стекла приводит не только к явно выраженным дефектам изделий, но и ухудшению химической устойчивости. Отмечено, что при выдувании бутылок присутствует значительное количество натриевых паров, которые не способны улетучиваться через узкую горловину бутылки, в связи с чем они конденсируются на внутренней ее поверхности. Сконденсированные пары щелочи вступают в реакцию с поверхностными слоями стекла, образуя пленку с высоким содержанием щелочей. В таких случаях хранение стеклянной тары более 3-х месяцев влечет увеличение свободных щелочей почти в 4 раза, а через 6 месяцев — в 7 раз. Водостойкость после 3-х месяцев хранения находится в верхних пределах, а через 6 месяцев не отвечает требованиям нормативной документации.

Что же касается металлической упаковки, то в быту в нашей стране широко используется упаковка на основе алюминия (пищевая фольга, а также бумажные пакеты на основе алюминиевой фольги). При определенных условиях алюминий может быть выщелочен из алюминиевой фольги или консервной банки в пищу и напитки. Главные «виновники» — кислые среды, среди которых содовая вода (с фосфорной кислотой), томатный соус, ананасы и кофе в алюминиевых банках. Томатный соус часто готовят в огромных алюминиевых котлах, и кислотность томатов может вызвать выщелачивание алюминия в готовый продукт. Еще одна проблема — заводской брак. При производстве алюминиевых банок активный металл покрывают лаком на основе эпоксидной смолы. «При данной технологии возможен брак, когда не вся площадь банки лакируется изнутри, тогда алюминий переходит в жидкость, что может быть опасно для здоровья потребителей», — уверяет директор по инновациям экобюро GREENS Элеонора Сакулина.

Производственные издержки

Еще один вопрос, который интересует «экологически» ориентированного потребителя — а насколько безопасно для окружающей среды производство тары, в которую упаковываются продукты питания?
По данным исследовательской компании Fredonia Group (Кливленд), использование пластмасс растет на 4,9 % ежегодно. Наиболее крупным является рынок тары для безалкогольных напитков. По оценкам Fredonia, за последние пять лет мировое потребление пластиковой тары в мире выросло с 25,9 млрд ед. до 30,5 млрд ед., причем в секторе пластиковой тары для молочных продуктов объемы потребления выросли с 1,6 млдр ед. до 8,5 млрд ед. Пластиковые бутылки получают из поли-этилентерефталата методом литья под давлением. Сырьем же для производства полиэтилентерефта-лата может служить, например, попутный нефтяной газ (ПНГ), который является побочным продуктом нефтедобычи и должен быть утилизирован. Поскольку утилизация в данном случае подразумевает прежде всего сжигание, то применение попутного газа для производства пластиковой тары позволяет не только рационально использовать это сырье, но и существенно уменьшить выбросы в атмосферу СО2 от сжигания ПНГ на факелах в местах нефтедобычи.

Европейские организации защиты прав потребителей выступают за использование ПЭТ-тары прежде всего потому, что при выпуске одной ПЭТ бутылки расходуется значительно меньше энергии, чем при изготовлении алюминиевой банки или стекла. «В Европе принято считать так называемый углеродный след. То есть, сколько выделяется оксида и диоксида углерода в атмосферу — так вот, он в разы больше, чем при производс тве ПЭТ тары», — отмечает Михаил Аншаков, председатель ОЗПП. Например, по данным одного из старейших французских виноделов La Maison Joseph MeLLot, начавшего выпускать белое вино вместо стекла в ПЭТ, использование пластиковых винных бутылок способствует уменьшению выбросов СО2 компании на 68%. А компания "EnVino", производитель пластиковых бутылок из Калифорнии, заявляет, что вес их упаковки составляет всего одну восьмую от веса стандартной стеклянной бутылки. Помимо этого, пластиковая тара занимает на 20% меньше места. Это дает производителям напитков возможность экономить топливо и снижать выбросы в атмосферу, перевозя в своих грузовиках на 30% больше продукции.

Напротив, главные претензии экологов к производителям алюминиевой банки сосредоточены на этапе производства. Во-первых, оно весьма энергозатратно — общий расход электроэнергии в производстве алюминия достигает 20 МВт*час на тонну алюминия (1 МВт*час — среднее часовое потребление небольшого города с населением до 10 000 человек). Во-вторых, при добыче необходимого для производства алюминия глинозема из сложной горной породы — бокситов — образуются токсичные вещества, так называемый красный шлам. По оценке Элеоноры Сакулиной, при производстве одной тонны оксида алюминия образуется от 400 до 800 кг шлама. Отходы складируют на специализированных территориях — шламохранилищах. При этом в случае неправильной эксплуатации опасные вещества, в частности, щелочи, могут попасть грунтовые и поверхностные водотоки.

УПАКОВОЧНАЯ ОТРАСЛЬ - НЕ ТОЛЬКО ОДИН ИЗ ЛОКОМОТИВОВ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ С ОБОРОТОМ БОЛЕЕ $500 МЛРД В ГОД, НО И СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН, ОТРАЖАЮЩИЙ НЕ ВСЕГДА ОСОЗНАВАЕМЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНЫЕ УСТАНОВКИ. ТАК ЧТО И ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД НЕ ДАЕТ ОДНОЗНАЧНЫХ ВЫВОДОВ ЗА ИЛИ ПРОТИВ ТОГО ИЛИ ИНОГО ВИДА УПАКОВКИ, ОСТАВЛЯЯ ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ЗА ПОТРЕБИТЕЛЕМ
Более безопасным считается производство стеклянной тары. Однако стекольная промышленность является источником значительных выбросов в атмосферу парниковых газов, в первую очередь двуокиси углерода — так, производство 1 кг стекла в газовой печи приводит к образованию приблизительно 0,6 кг CO2, из которых 0,45 кг образуется за счет сжигания топлива и 0,15 кг — в результате диссоциации карбонатного сырья, используемого в шихте.

Кроме того, при производстве стекла исходное сырье — так называемая шихта — под воздействием высоких температур превращается в стекломассу, из капель которой впоследствии выдуваются бутылки. Уже имеющее форму изделие дополнительно обжигается при температуре до 500 градусов Цельсия. По данным РОО «Эколайн», которая ссылается на отчет Британской правительственной программы The Carbon Trust, эффективная крупная печь затрачивает 1,1 МВт*час энергии на тонну стекломассы.

Картонные пакеты под молоко, бумажные стаканчики под кофе и мороженое, «карманы» для картошки фри и многое другое — все это пищевая упаковка из целлюлозы. По данным Института исследований энергетики и окружающей сре-ды (IFEU), производить ее более экологично, чем ПЭТ или стекло. В частности, выбросы углекислого газа сокращаются на 28% и 70% соответственно по сравнению с обоими видами тары, потребление природных ресурсов — на 51% и 68% соответственно, а первичной энергии — на 24% и 56%. Но не стоит забывать базовый факт — первичным сырьем для целлюлозы выступают стремительно уменьшающиеся лесные массивы.

Вторая жизнь

Однако экологичность упаковки подразумевает еще и возможность ее вторичной переработки. Во всем мире именно рециклинг стал одним из непременных условий получения упаковкой «зеленого» статуса.

Сбор бутылок в советские времена носил характер всеобщий и культовый. Между тем, возможность вторичного использования стекла ограничена: по подсчетам ООО «Сфера экологии», стеклобоем можно заменить лиш ь 40% первичного сырья, и только в развитых европейских странах существуют технологии, которые позволяют перерабаты-вать в среднем до 80% стекла. Поэтому стеклянная бутылка в Европе — дешевле, чем пластиковая и доминирует на рынке. Рецикл тонны стекла экономит до тонны песка, до 350 кг кальцинированной соды и энергоресурсы. В то же время в странах с неразвитой системой вторичной переработки стекло — серьезная проблема, так как оно практически не разлагается и сохраняет свои свойства в пределах 1 тыс. лет, что может приводить к серьезному замусориванию больших площадей стеклянным боем. Кроме того, по мнению российского МЧС, попадание солнечных лучей на отражающую поверхность способно вызвать пожар.

ПЭТ — еще один материал, который может разлага ться столетиями. По расчетным данным, период разложения пластика составляет 400-700 лет. Впрочем, потенциальный процент его переработки выше, чем у стекла. В частности, из него получают нетканые материалы. На прошлогоднем чемпионате мира по футболу на Украине выступало три команды в форме компании Nike, которая была создана на основе волокон, сделанных из переработанных ПЭТ-бутылок. Еще одна технология переработки пластика называется bottle to bottle — из бутылки в бутылку. Она предполагает 100% переработку ПЭТ-тары в пластик пищевого назначения. В России с 2010 года по подобной технологии работает подмосковный завод «Пларус». Он рассчитан на переработку 1,2 тыс. тонн ПЭТ-тары в месяц. Однако завод загружен всего на 200 тонн в месяц из-за нехватки сырья.

Хороший потенциал по переработке имеет и алюминий, который также, как и ПЭТ, может быть переработан практически на 100%. В среднем в России ежегодно накапливается около 10 тыс. тонн использованных алюминиевых банок. По данным алюминиевого холдинга «РУСАЛ», рециклинг 1 кг алюминия экономит 8 кг бокситов. Перерабатывать алюминий можно бесконечно — около 75% этого металла, выпущенного за все время существования отрасли, используется до сих пор. Вторичное использование алюминия требует всего 5% от объема энергии, необходимого для его производства из глинозема,объем выбросов парниковых газов также составляет лишь 5% от первичного. Однако пока уровень переработка алюминия в России, как и пластика, крайне низок.

Бумага с точки зрения процесса разложения — наиболее щадящий для природы материал, если не брать в расчет те краски, которые используются. Так, лист белой бумаги, брошенный в лесу, полностью разложится уже в течение 3-5 лет. Современная картонная упаковка на 75% состоит из древесного волокна — натурального, пригодного для переработки сырья биологического происхождения, подсчитали исследователи германского института IFEU. Основная проблема переработки картона состоит в том, что он достаточно объемный и имеет низкий удельный вес. Для того, что-бы передать его в переработку, его необходимо спрессовать. В отличие, например, от алюминия, процесс переработки картона конечен — из него невозможно получить белую бумагу — лишь кровельные и строительные материалы, а также гофрокартон.


почитать еще
Заставь его попотеть

Заставь его попотеть

Рынок нательных медицинских устройств сейчас на подъеме. По мнению аналитиков компании Research and Markets, он растет примерно на 20% в год, и к 2020-му его объем составит не менее 14 млрд долл.

читать полностью
Гидрокостюм  с начесом

Гидрокостюм с начесом

Выдры, безусловно, очень симпатичные животные. Но эти водоплавающие млекопитающие могут привлечь к себе внимание не только из-за своего милого внешнего вида, но и по другой причине.

читать полностью
Воздушный трубопровод

Воздушный трубопровод

Американская компания Blueshift International Materials, Университет Стратклайда (Шотландия) и Нефтегазовый инновационный центр (The Oil & Gas Innovation Center, OGIC) разработали новый аэрогель (гель, в котором жидкая фаза полностью замещена газообразной) для применения при строительстве нефте- и газопроводов.

читать полностью