На лондонской заре

На лондонской заре

Высокие риски, амбиции, агрессивное поведение принято связывать с молодыми, только набирающими вес компаниями. Британский Ineos вырос до отраслевого гиганта всего за несколько лет, однако за ним закрепился именно такой образ.

Ворваться в давно сформированный клуб лидеров мировой нефтехимии компания смогла благодаря стратегии просчитанного авантюризма – явлению в отрасли практически исключительному.

Британское вторжение

Более десяти лет о существовании британской химической компании INEOS знали только участники профильного рынка. В СМИ из-за скрытности и нежелания давать длинные интервью ее основатель Джим Рэтклифф даже получил прозвища «затворник» и «скромник». А между тем менеджмент компании в полной мере пользовался возможностями очередного подъема мировой экономики в «нулевые» – капитал и кредиты были намного доступнее, чем сейчас, - и поэтапно увеличивал выручку более чем в 100 раз за счет грамотных поглощений.

Это основное конкурентное преимущество руководства INEOS - умение грамотно выбрать схему поведения в зависимости от текущей конъюнктуры – и сделало его крупнейшей британской химической корпорацией, а ее президента и основного владельца – одним из богатейших людей страны. Рэтклифф основал INEOS с нуля в 1998 году. Название было придумано им и его сыновьями: латинское «ineo» означает «начинание», «eos» – рассвет, а «neos» – нечто новое и инновационное. На сегодняшний день корпорация объединяет 51 производственную площадку в 11 странах мира. INEOS является глобальным производителем продуктов нефтехимии, специальных химикатов и нефтепродуктов, которые используются при изготовлении самых различных товаров: от зубной пасты, красок и бутылочных крышек до текстильных материалов, лекарственных препаратов, компьютеров и автомобилей. Financial Times подсчитала, что если бы основанная Рэтклиффом компания была публичной, она оказалась бы четвертой в списке крупнейших британских производственных корпораций - сразу вслед за Royal Dutch Shell, BP и Unilever.

Главное преимущество руководства INEOS на рынке и его мастерство состоит в умении воспользоваться ситуацией и грамотно выбрать схему поведения в зависимости от текущей конъюнктуры. Менеджмент компании в полной мере сумел воспользоваться периодом, когда капитал и кредиты были намного более доступны. Сегодня компания ставит на географическое расширение, выход на новые рынки, что позволяет ей для достижения своих целей использовать более дешевое американское сырье и средства азиатских инвесторов. Кризис 2008 года хоть и заставил INEOS расстаться с рядом активов и оптимизировать расходы, не смог сделать ее команду менее амбициозной. Говоря об экспансии в Азии, Джим Рэтклифф заявил: «Если тенденция роста потребления в Китае сохранится, то к 2020-2025 годам эта страна будет потреблять столько же, сколько весь остальной мир, - что-то вроде второй планеты Земля, с точки зрения спроса на химию... Я сильно удивлюсь, если к этому времени INEOS не будет значимо присутствовать в Китае». За шестнадцатилетнюю историю компании INEOS также сформировал правило в отношении работы с персоналом, присоединенным в результате слияний и поглощений. Сотрудники приобретенных INEOS компаний были интегрированы в общую команду корпорации, а большинство сегодняшних топов новых подразделений – выходцы из таких структур. Это дало стратегическое преимущество знания корпоративных стандартов и лучших практик управления ведущих мировых компаний (BP, BASF, Dow, Chevron Phillips , Lanxess).

Мастер превращений

К 1998 году Джим Рэтклифф уже несколько десятилетий трудился в нефтехимической отрасли, достигнув топовых позиций в крупнейших компаниях сектора. Родившись в пригороде Манчестера в семье плотника и бухгалтера, он отдавал предпочтение «классическим профессиям» и потому подал документы в Университет Бирмингема, чтобы стать инженером-химиком. Получив диплом, он устроился на работу в ExxonMobil, вместе с тем посещая курсы управленческого учета Лондонской бизнес-школы. После ExxonMobil Рэтклифф стал работать в британском химическом холдинге Courtaulds, а затем перешел на пост директора в фонд прямых инвестиций Advent. Несколько лет спустя он объединил усилия с другим топ-менеджером химической отрасли, Джоном Холловудом, и выкупил с помощью фонда и собственных средств у ВР за £40 млн Inspec Group, которая выпускала более ста наименований продукции, от пластмасс до синтетических смазок. Когда через пару лет он разместил акции компании на Лондонской фондовой бирже, она была оценена уже в €200 млн.

Через четыре года бизнесмены продали Inspec Laporte за €920 млн. Однако до этого момента господин Рэтклифф пошел на крайне рискованный шаг: он выкупил у Inspec при помощи фонда Aberdeen Murray Johnstone самый сложный его актив - химическое предприятие в Антверпене, которое не было интегрировано с производством сырья. Именно из него и началась история INEOS. Затем последовали более десяти лет слияний и поглощений (более 20, по несколько сделок в год), в результате которых компания к 2008 году превратилась в гигантскую корпорацию с оборотом $48 млрд (в 2013 году выручка составила $43 млрд). Крупнейшим приобретением Рэтклиффа стала покупка в 2005 году Innovene, химического бизнеса ВР за $8,7 млрд, которая увеличила оборот компании более чем в 3 раза и выдвинула ее в список крупнейших игроков на мировом рынке нефтехимии. В 2007 г. глава компании сказал в интервью The Telegraph, что каждый раз, когда он задумывался о консолидации всех скупленных активов, подворачивалась новая заманчивая возможность и объединение снова откладывалось на будущее. По его словам, стратегия была основана на следующем расчете: если прибыль актива в результате эффективного менеджмента и преобразований можно было увеличить вдвое, он покупался.

В результате к кризису 2008 года INEOS подошла как компания, сфокусированная на крупнотоннажном химическом производстве (олефины, полиолефины, ПВХ), владея при этом сильным портфелем в оргсинтезе. С приобретением Innovene также получила активы в нефтепереработке. Сейчас корпорация состоит из 20 автономных подразделений, каждое из которых возглавляет собственное правление.

Ключ от всех дверей

Но кризис 2008 года внес коррективы в планы и политику компании. В этот период основной конкурент – химическая компания LyondellBasell – объявил о банкротстве. Аналитики предсказывали подобную судьбу и INEOS, но компания изменила свою стратегию, затянула пояса и вышла из этого периода почти без потерь. Взятые у банков средства на крупные приобретения, в особенности на покупку химических активов BP, легли на нее тяжелым бременем.


И если с финансовыми кругами менеджменту INEOS удалось договориться о реконструкции долга, то британское правительство лейбористов отказалось идти на какие-либо уступки в отношении компании и потребовало выплаты налогов без отсрочек. Это привело к тому, что в 2010 году штаб-квартира INEOS была перенесена в Швейцарию. Ключевым вопросом оказался объем затрат и их конкурентоспобности, поскольку за всю историю INEOS показатель отношения ее чистого долга к EBITDA только в течение двух лет был ниже критического уровня 2. За 2009-2010 года компании удалось оптимизировать расходы на €200 млн и сохранить этот эффект в последующие годы.

Уже к 2012 году компания преимущественно рефинансировала свою задолженность. Изначально компания закупала все необходимое ей сырье на рынке, но затем INEOS за счет поглощений выстроила целую цепочку производств, интегрированных с заводами, а в 2006 году компания участвовала в проекте своего поставщика Dow по расширению мощности завода по производству кумола, что значительно снизило ее закупочные расходы. Руководствуясь соображениями снижения издержек, осенью 2013 года INEOS приняла решение закрыть нефтегазохимический завод в шотландском Гранджемуте. Однако компания получила очень резкое и сильное сопротивление со стороны профсоюзов и местных властей, принявших в этом конфликте интересов сторону трудящихся. К тому времени корпорация инвестировала в этот актив около €1 млрд, а в обмен получила лишь убытки.

В результате этого скандального столкновения с рабочими завода INEOS был вынужден оставить НХК в покое и построить новый терминал, на который будут осуществляться поставки американского газа (в регионе компания также владеет заводом по переработке газа). Но и он, по сути, не является для компании вынужденной мерой, поскольку существующая разница в стоимости американского и европейского газа позволяет строить новые терминалы и покупать танкеры без ущерба для финансового положения корпорации, признавался в интервью Financial Times Джим Рэтклифф. Роль сланцевого газа из США довольна велика в среднесрочных планах компании. Около трети активов компании расположено в США, остальные – в Европе. Но ситуация уже в скором времени может измениться. INEOS настроена максимально монетизировать преимущества сланцевого газа, закупая этан для европейских заводов и увеличивая инвестиции в его производство в США. Предполагается, что некоторые производства в Европе, основанные на технологии пиролиза, с 2015 года будут обеспечиваться американским этаном. Необходимые контракты уже подписаны.

В последние годы INEOS активно прощупывает почву в отношении добычи сланцевого газа в Европе. И снова корпорация вызвала волну неодобрения общественности. Так, в сентябре компания сообщила, что готова выплачивать британским домовладельцам, которые могут пострадать от добычи INEOS сланцевого газа, 6% с дохода каждой скважины, что, по сути, в шесть раз превышает те выплаты, которые предлагали другие производители сырья. Представители нескольких отраслевых объединений уже объявили, что INEOS ведет себя слишком вызывающе. Рэтклифф, комментируя СМИ эту ситуацию, заявил, что «отношение британцев к добыче сланцевого газа в стране не изменится с негативного на положительное до тех пор, пока они не увидят в этом личную выгоду». Дело в том, что компания владеет долей участка площадью около 200 кв. километров вблизи ее шотландского завода, который, предположительно, может представлять интерес с позиций газоносности. Этот газ компания в будущем сможет использовать на своих мощностях в дополнение или вместо американского сырья. Сейчас на этот проект INEOS готова потратить £2,5 млрд.


почитать еще
Заставь его попотеть

Заставь его попотеть

Рынок нательных медицинских устройств сейчас на подъеме. По мнению аналитиков компании Research and Markets, он растет примерно на 20% в год, и к 2020-му его объем составит не менее 14 млрд долл.

читать полностью
Гидрокостюм  с начесом

Гидрокостюм с начесом

Выдры, безусловно, очень симпатичные животные. Но эти водоплавающие млекопитающие могут привлечь к себе внимание не только из-за своего милого внешнего вида, но и по другой причине.

читать полностью
Воздушный трубопровод

Воздушный трубопровод

Американская компания Blueshift International Materials, Университет Стратклайда (Шотландия) и Нефтегазовый инновационный центр (The Oil & Gas Innovation Center, OGIC) разработали новый аэрогель (гель, в котором жидкая фаза полностью замещена газообразной) для применения при строительстве нефте- и газопроводов.

читать полностью