Находка у моря

Находка у моря

Нефтехимический кластер и первозданная природа – спорное соседство на берегах морских заповедников Приморья

Вопрос, как обеспечить экологическую безопасность, всегда встает при открытии крупных промышленных производств, тем более когда рядом природоохранная зона.

Много лет не утихают разговоры вокруг плана строительства Восточного нефтехимического комплекса (ВНХК) в Приморье. Проект обсуждался еще в бытность СССР, но из-за нефтяного кризиса 1970-х был заморожен. Сейчас вновь вследствие не самой лучшей конъюнктуры рынка будущее ВНХК оказалось под вопросом. «НК «Роснефть» проводит переоценку технико-экономического обоснования исходя из новых реалий», – сказал в апреле глава Минэнерго Александр Новак.

Но пока авторы идеи взвешивают все «за» и «против», их оппоненты в Приморье стараются вновь акцентировать внимание на слабой стороне проекта – экологичности. Ведь рядом с предполагаемой промплощадкой – заповедники федерального и местного значения, зоны отдыха и жилые кварталы. «Мы считаем, что такой завод нанесет удар по следующим объектам: жилищным массивам Находки, сельхозугодьям, а также по рекреационным зонам и природному заказнику «Залив Восток», – говорит глава экологического центра Находкинского филиала Владивостокского университета экономики и сервиса Юрий Наумов.

Не просто быть первым

Приморский край – не самый бедный регион России. Но если жизнь в его столице – Владивостоке более-менее стабильна, то обитателям многочисленных поселков зачастую приходится зарабатывать натуральным хозяйством, сдачей жилья туристам в летний сезон или даже браконьерством. И это та проблема, которую действительно необходимо решать. Например, здесь часто ловят красную рыбу. Основная цель – добыть икру, а вспоротую жертву просто бросают на берег.

Однако куда доходнее – вылов дальневосточного трепанга. Это самый дорогой объект нелегальной добычи. Поэтому, кстати, на трепанга идет не каждый встречный – по заявлению правоохранительных органов, его выловом занимаются в основном хорошо организованные преступные группировки. За килограмм сушеного деликатеса в странах Азии (а туда его в основном и сбывают) дают до 400 долл. Там «морской женьшень» ценят за целебные и гастрономические свойства.

Трепанг обитает в водах, которые относятся к Дальневосточному морскому биосферному заповеднику. Это первая в России – и пока единственная – особо охраняемая зона такого типа: 98% его площади составляет акватория. Еще в 1893 году на островах, протянувшихся от южной оконечности полуострова ­Муравьева-Амурского до устья реки Туманной, было учреждено лесничество «для исключительного контролирования морских промыслов». А в 1978 году, собственно, и был образован морской заповедник с режимом особой охраны, исключающим данную территорию и акваторию из хозяйственного использования. После этого ЮНЕСКО включило это место в число мировых биосферных резервов планеты.

Но так ли рискуют браконьеры, отправляясь сюда на подсудный промысел? Увы, оснащение инспекторов, стоящих на страже уникального мира заповедника, в разы проигрывает экипировке и техсредствам нарушителей. В прошлом году заповедник впервые за всю свою историю приобрел два мощных 150-сильных мотора. В то же время на браконьерских лодках стоят моторы в 200–300 лошадиных сил. К тому же в заливе Петра Великого, где промышляют трепанга, появились также суда, с которых раньше нелегально ловили камчатского краба в Охотском море. Его популяция сильно сократилась, и преступники перекинулись на новую жертву.

Впрочем, для добропорядочных граждан заповедник открыт, хотя посетить можно не всю его территорию, а лишь северный район. Здесь находятся Музей природы моря и его охраны, Центр экологического просвещения, Островной ботанический сад, археолого-этнографический комплекс под открытым небом «Наследие». Туристов ведут по специально разработанным маршрутам. А свой рассказ гид непременно дополнит важным заявлением: после вашего посещения в заповеднике все должно оставаться в первоначальном состоянии.

Рыбное место


Три ступени

Вначале предполагалось строительство в Приморье НПЗ, чуть позже проект получил нефтехимическую составляющую. Его реализация планируется в три очереди. На первом этапе должен быть построен нефтеперерабатывающий комплекс с плановой мощностью переработки 12 млн тонн в год, на втором – нефтехимический на 3,4 млн тонн углеводородов. Ввод третьей очереди (на 15 млн тонн) будет зависеть от рыночной конъюнктуры. Начало работы ВНХК намечено на 2020 год. В целом проект может обойтись в 1,3 трлн руб.
Совсем рядом с Находкой расположен еще один морской заказник, но уже краевого значения – «Залив Восток». И именно он, как считают местные экологи, может наиболее серьезно пострадать от проекта ВНХК. Размеры заказника далеки от рекордных (1,8 тыс. гектаров). Но и здесь – свои особенности, свой уникальный мир. Так, в резервате представлены все основные органические сообщества, характерные для прибрежных вод Японского моря. Причем охраняемая зона изобилует не только морскими обитателями. В окрестностях зарегистрировано порядка 260 видов птиц, прибрежный лес богат реликтовыми растениями.

Заказник «Залив Восток» известен солидной научной базой. В ближайшем от него поселке Авангард действует биостанция Института биологии моря с собственной водолазной службой. В сфере ее научных интересов – вопросы биохимии, эмбрионологии, экологии. За последние годы местные ученые продвинулись в исследованиях в области марикультуры – одного из перспективных сегодня направлений прибрежной промысловой деятельности.

«Немаловажно, – говорит морской биолог, член совета Центра охраны дикой природы Вадим Мокиевский, – что режим заказника защищает залив Восток от разрушительной для экосистемы добычи морского песка. В противном случае была бы угроза для поселений донных организмов, в первую очередь морской травы – зостеры, и для заходящих в залив на нерест рыб».

Помимо природоохранной и научной работы у морского заказника есть и просветительская миссия. Его специалисты в рамках экологического образования сотрудничают со школами Находки и детскими летними оздоровительными лагерями. А за рыбами и амфибиями в огромных аквариумах лабораторий биостанции может понаблюдать любой желающий: здесь проводятся экскурсии.

Вообще, район вблизи заказника часто выбирают жители и гости Приморья для отдыха. Влекут исключительно живописные места, где песчаные и галечные пляжи чередуются с крутыми скалистыми мысами, и чистое море. К тому же сюда легко добраться: рядом проходят автотрасса Владивосток – Находка и железная дорога. В окрестных прибрежных поселках Ливадия, Волчанец, Анна, Южно-Морской находится порядка 20 оздоровительных центров и санаториев. И хотя купальный сезон длится недолго (с середины июля до сентября), приезжают сюда в любое время.

Принцип домино

Специалисты заказника ведут курсы экологического образования в школах
Так что неудивительно, что проект ВНХК стал яблоком раздора между нефтяниками и местным населением. В свое время НК «Роснефть» планировала разместить «Приморский НПЗ» в пади Елизарова. Но под давлением активных граждан (было собрано более 10 тыс. подписей) проект перенесли в бухту Врангеля. Однако только экологи перестали говорить о будущем заповедника «Залив Восток», как НК «Роснефть» вернулась к первоначальному варианту. В качестве причины возвращения в падь называется увеличение мощности комплекса с 10 до 30 млн тонн углеводородного сырья в год.

По словам советника главы компании Виктора Ишаева, в этом году предполагается получить разрешение на строительство и внести изменения в схему территориального планирования края. «На участке есть небольшое золоторудное месторождение, мы выкупаем лицензию. Есть леса первой категории, которые надо перевести в земли промышленного и иного назначения, есть сельхозземли, есть один рыбопромысловый участок. Договариваемся и покупаем этот бизнес», – уточнил он. Одновременно рассматривается вопрос о наделении площадки ВНХК, где в дальнейшем может возникнуть нефтехимический кластер, статусом территории опережающего развития – тогда может быть введен льготный режим налогообложения.

Создание ВНХК в Приморье, по мысли авторов проекта, расширит экономические связи с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона. Одна из выгодных сторон планируемого комплекса – географическое расположение в пределах международного транспортного коридора «Приморье-1».

Местные жители считают, что у Находки с экологической обстановкой и так проблемы, в том числе из-за стивидорных компаний, работающих с углем. «Почти все бухты находятся на грани эко-катастрофы. Исключение – залив Восток», – говорит активист движения «За развивающуюся Находку» Надежда Корчевная
Тем временем экологи, правозащитники и простые жители Находки готовятся к новому витку борьбы за хрупкое экологическое равновесие залива и прилегающих территорий. Они уверены: открытие столь крупного производства приведет к разрушению хрупкой экосистемы. В итоге побережье станет непригодным для отдыха, а морской заказник «Залив Восток» перестанет существовать. При этом вблизи Находки экология – и так вопрос сложный, поскольку рядом действуют два крупных комплекса по перевалке нефтеналивных грузов, нефтехимический терминал, несколько стивидорных компаний работают с углем. «Уже сейчас почти все бухты находятся на грани экологической катастрофы. Исключение составляет только залив Восток», – говорит активист движения «За развивающуюся Находку» Надежда Корчевная.

Власти региона заверяют, что порядка 30% стоимости ВНХК приходится на экологическую составляющую, тогда как за рубежом при выполнении подобных проектов в среднем – 13%, что считается нормой. «В мировой практике подобные производства успешно соседствуют с туристическими зонами и рекреационными территориями», – говорит первый вице-губернатор Приморья Василий Усольцев. В качестве примера часто приводят сингапурский курорт Сентоса. Его название переводится как «остров спокойствия», здесь расположены различные аттракционы и парки. А менее чем в километре находится крупный НПЗ. «Вода в море чистейшая, там курортам нефтепереработка не мешает. Конечно, от катаклизмов никто не застрахован, но современный уровень технологий позволяет создавать безопасное производство», – говорит вице-мэр Находки Борис Гладких. Пример сосуществования промзоны и природного ландшафта можно увидеть и в Европе. Так, одна из площадок бельгийской химической компании Solvay находится недалеко от территории заповедника. Борис Гладких уверяет, что пример нефтехимического кластера вблизи Находки в будущем сможет дополнить этот список.

Безусловно, производственные и природоохранные вопросы нужно увязывать друг с другом. В конце концов, экология сопряжена с экономикой. По мнению Юрия Наумова, если это не сделать, то деятельность нефтеперерабатывающего и нефтехимического комплекса реально создаст угрозу заливу Восток. Тогда бессмысленными окажутся, к примеру, и программы развития марикультурных хозяйств прибрежных акваторий южного Приморья. Сыграет принцип домино. В связи с падением уловов в открытых водах Тихого океана и окраинных морей России федеральные программы, направленные на развитие прибрежного рыболовства, не смогут быть реализованы. Только за 12 лет «упущенной выгоды», по подсчетам эколога, суммарный ущерб отрасли составит 1,3 млрд долл.

Главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института им. Ильичева Владимир Раков также считает, что риски велики: «После строительства завода город окажется между двумя крупными промзонами. Это как если бы ваш сосед открыл пирожковую. Он готовит, а весь дым и запахи – к вам». По его словам, работа ВНХК поставит под вопрос будущее нерестовой реки Литовки. «Завод будет использовать пресную воду водоема, в который заплывает сима, и загрязнять его. При таком раскладе субпопуляция рыб исчезнет», – полагает он.

Но не все настроены столь радикально.
После строительства завода Находка окажется между двумя крупными промзонами
«Я считаю, что строительство завода – однозначно не повод для паники, все зависит от уровня технологий и экологической ответственности компании. Собственно, абсолютно любая деятельность человека наносит вред окружающей среде, – в свою очередь рассуждает член Всероссийского общества охраны природы Александр Казаков. – Первейшая вещь, которая волнует людей в случае реализации таких проектов, – выбросы и влияние производства на атмосферу. Хотя это как раз тот фактор воздействия, который сегодня можно свести практически к нулю».

По его мнению, самый сложный и стрессовый для природы – это этап строительства. Вместе с тем это же наиболее изученный и понятный всем процесс. Существует перечень мероприятий, при соблюдении которых возможно свести к минимуму вред, наносимый окружающей среде, и на этой стадии. «Конечно, возможны внештатные ситуации. Но ведь существуют производства, где при возникновении ЧС последствия просто невозможно ликвидировать, так как не придумали еще в мире таких технологий. Здесь на возможные внештатные ситуации, которые могут возникнуть при работе завода, имеются технологии, при помощи которых эти последствия можно нейтрализовать», – говорит Александр Казаков.

Павел Усов




почитать еще
Спасение Ноя и секрет мумии

Спасение Ноя и секрет мумии

Вся история земных цивилизаций – переход от одних ресурсов и технологий к другим. Однако есть нечто неизменное. Археологические находки свидетельствуют: путешествуя во времени от каменного до атомного века, человек держал в своем багаже нефть или ее продукты.

читать полностью
Наше неизведанное все

Наше неизведанное все

Нефть и газ считаются чуть не главными богатствами России. Значительная часть граждан страны следит за движением цен на сырьевых рынках, подразумевая, что от этого зависит их собственное благосостояние. Однако о том, как добывают нефть и  газ и тем более что потом с ними происходит, кроме отраслевых специалистов, не знает толком никто. Мог бы помочь просвещению отраслевой музей, но создать его еще только предстоит.

читать полностью
Он просто Zhdun

Он просто Zhdun

Маргрит ван Брифорт сама того не желала, но заглянула в потаенные уголки русской души. Трогательное существо, созданное этой молодой голландской художницей, идеально отразило наше вечное ожидание перемен к лучшему. В России его назвали Ждун и он превратился в главный интернет-мем года. И хотя для нее его имя выглядит почти невозможно – Zhdun, иначе она его и сама уже не называет. О том, что символизирует Ждун на самом деле и из чего он сделан, Маргрит рассказала в интервью нашему журналу.

читать полностью