Теория струн

Теория струн

Если бы не война, то, может быть, так бы мы и играли на струнах из коровьих кишок

Если бы не война, то, может быть, так бы мы и играли на струнах из коровьих кишок. Спасибо американцу Альберту Августину, который из-за недостатка животного материала — а из кишок делали хирургическую нить и в войну ее нужно было много -— задумался, из чего бы еще изготовить струны для акустической гитары. И однажды в 1946 году ему на ум пришел изобретённый химиками компании Du Pont нейлон, из которого на тот момент уже вовсю изготавливали ры-боловную леску. Чуть построже требования к калибровке для равномерности звучания — и пресловутую леску можно натягивать на гитару и играть. Если, конечно, вы не считаете игру на полимерном материале ниже своего достоинства.


«Гитаристы, разумеется, восприняли бы новинку в штыки,— уверен Игорь Мальцев, популярный колумнист и музыкальный критик, хобби-гитарист со стажем, — если бы не слепые прослушивания, во время которых каждый слушающий (в том числе и индустри-алисты из Du Pont) решил, что вот этот звук — это и есть самый настоящий звук классической гитары».

Преимуществ у нейлона оказалось множество. Полимер в отличие от струн из кишок и жил животных гораздо меньше подвержен механическому износу, а на технику игры, на звукоизвлечение, по отзывам гитаристов, он никак не повлиял. Никакого вредного влияния на нейлоновые струны не оказывает, к примеру, и влажность. А еще они очень дешевы.

Гитаристы воротили нос от нейлона недолго. В том же 1946 году на нейлоновые струны перешел гений гитары Андрес Сеговия, и участь новинки была решена. Полимер получил признание как основной материал для струн классической гитары.

«Нейлон, конечно, придает некоторый романтизм звучанию. Воздушность», — свидетельствует известный гитарист Сергей Воронов, участник групп «Галерея», «Группа Стаса Намина», «Лига блюза», CrossroadZ, «Неприкасаемые».

«Для меня лично нейлоновые струны — это звук Джорджа Харрисона на проигрыше в And I Love Her, — добавляет Игорь Мальцев, — и поэтому время от времени я пощипывал классические струны. У друзей, которые держали подобные инструменты. Но без фанатизма. Даже гитары соответствующей не купил».

Воронов, кстати, хотя и хвалит нейлон за душевность, тоже предпочитает металлические струны. Считается, что они звучат ярче нейлоновых. Ну и, конечно, сказывается привычка к игре на электрогитаре — блюз-мен Воронов играет в основном на такой.

Стремление музыкантов добиться большей яркости звучания привели к изобретению струн с нейлоновым сердечником, но с металлической (обычно посеребренная медь) обмоткой — для трех верхних струн 6-струнной гитары — D, A и E. Ведь именно яркость звучания, как рассказывает Мальцев — та самая причина, по которой кантри— и поп-исполнители стали использовать металлические струны, разработанные прежде всего для традиционных электрогитар, в которых звукосниматель устроен так, что ему для снятия звука необходимы магнитные колебания.

Но это не значит, что нейлон сдал нишу электрогитар на милость металлам. Когда инженеры канадской фирмы Godin придумали, как с каждой отдельной нейлоновой струны снимать звук собственным пье-зокристаллом, то есть преобразовывать механические колебания в электромагнитные, и как его потом обрабатывать в том числе и через стандарт обмена записями электронных инструментов MIDI — это была маленькая революция. Потому что звучание инструмента, как выразился Игорь Мальцев, «стало совершенно уже беспредельным — от глубокой акустики до звучания духовых».

После 1970 года, когда японцы изобрели полимер карбон, из него также начали делать струны, однако, революции не случилось. Карбон плотнее нейлона примерно в 1,9 раза,что позволяет делать басовые струны более тонкими, для определенной техники игры это полезно -— но и только. Не произошло карбоновой революции и тогда, когда фирма Ovation начала использовать карбон в качестве материала для резонатора акустических гитар. Даже авторитет знаменитого американского гитариста Эла ди Меолы не смог сделать инструмент с карбоновым акустическим корпусом «полноценным культовым прибором», утверждает Мальцев. Хотя снятый пьезоэлектрическими датчиками и прео-бразованный электрический звук «этих карбоновых уродцев», — по его мнению, — неплох.

Если в сражении за струны полимеры борются с металлами с переменным успехом, то битву за медиаторы синтетика, кажется, безоговорочно выиграла. Сергей Воронов, например, когда рассказывает о медиаторах, которые предпочитает — 1-мм для акустики и потолще для электрогитары — упоминает только толщину, а о материале, по его словам, не имеет понятия. Это и означает, что его медиаторы пластмассовые. Обычное дело. Когда медиаторы из металла, об этом знает не только сам гитарист, но и широкая публика — как в случае с Брайаном Мэем из легендарной Queen, который вообще играет монеткой.


почитать еще
Все на  подиум

Все на подиум

Симбиоз человека и технологий в контексте современной моды стал темой прошедшего в Нью-Йорке ежегодного Бала Института костюма (Met Gala). Некоторые звезды восприняли все буквально и явились в Метрополитен-музей в футуристических нарядах а-ля «Звездные войны». Из фантазий киношников буквально на глазах рождается мода будущего.

читать полностью
Осень в нефтехимии

Осень в нефтехимии

На улице мокро и холодно – время осеннего гардероба, в котором с каждым годом все больше одежды, обуви и аксессуаров из полимеров. И если раньше резиновые сапоги и дождевики носили только грибники, то теперь их выбирают даже столичные модники.

читать полностью
Главное – устойчивость

Главное – устойчивость

Археолог Эрик Тринкаус из Университета Вашингтона в Сент-Луисе на основании анализа останков древних людей предположил, что первая обувь могла появиться около 30 тыс. лет назад. Были это простейшие сандалии – возможно, лишь кожаная подошва с ремешками. С тех пор, конечно, все сильно изменилось. Но подошва все еще одна из самых важных частей обуви, особенно зимой, когда под ногами снег и лед. «Нефтехимия РФ» разбиралась, как делают нескользкую подошву для теплых непромокающих сапог.

читать полностью