Молода и прекрасна

Молода и прекрасна

Многие вопросы к экологичности полимеров отпадают сами собой с развитием пластической хирургии и косметологии – требовательных потребителей химической продукции последнего поколения.

«Я хочу улучшить качество жизни», — вот самый популярный ответ клиенток, которые решительно заявляют о желании получить порцию силикона в грудь, — говорит известный пластический хирург Вячеслав Баргизов. — Самые активные и трудоспособные, от 25 до 35, зачастую без асимметрии, гинекологических проблем. Честно говоря, это все им не показано, но мы делаем, оперируем и вставляем новый заряд гордости в нескольких подушечках кремнийорганических полимеров». Фотографии в разделе «до» и «после» на сайте клиники Баргизова заставляют поверить в возможность молниеносного преображения – как будто с нуля можно создать нового человека. «Лучшее, что я вынесла из курса школьной химии, — это знание о биосовместимых полимерах, — рассказывает пациентка отделения эстетической хирургии одной из московских клиник Юлия Стешина.

– Понимаете, есть вещества, которые делают тебя успешной. Полидиметилсилоксан — вот мое маленькое божество. Упругие прозрачные молекулы в тонком, будто пластиковом чехольчике — по форме очень напоминают молоку у рыб – через разрезики вставили мне в скулы. Теперь я стала ближе к Виктории Бэкхэм, моему идеалу. А значит, и к успеху».

Но зачастую дело не ограничивается скулами мечты. Двадцатипятилетняя москвичка Лиза Маркова сейчас выглядит как топ-модель Меган Фокс: «Как-то утром я вышла из ванны и спросила себя, как можно быть молодой и жить с первым размером груди?» После этого Лиза пошла к хирургу, который посоветовал купить две силиконовые подушечки по 500 граммов, разрезать каждую из них и привыкнуть к мысли, что внутри нее будет вещество, родственное по составу с клеем «Момент».

«Сначала был шок, а потом пришло какое-то четкое осознание того, что люди будущего обязательно будут иметь в себе что-то ненастоящее. Поэтому я согласилась на полимерный компромисс со своим телом. Во всяком случае силикон не пахнет как клей», — говорит она. В индустрии красоты многочисленные полимерные соединения стали чем-то обыденным, как кетчуп или оливковое масло на кухне кока

Капсульная философия

Косметология и пластическая хирургия – еще одно «практическое измерение» универсума полимеров. В него входят такие исходно разные по сырью вещества, как углеводородные полимеры (собственно нефтехимия), кремниевые соединения (базовое сырье получает горнорудная промышленность), полимеры на основе серы и многое другое, что роднит между собой единый принцип молекулярной структуры, к которому материя приходит в результате сотен и тысяч реакций, в результате «химизма». Кремниевые полимеры, в том числе силикон, на правах сводных братьев нефтехимии несут бремя экологических и медицинских мифов, репутационных поражений и успехов. Некоторые эксперты даже пророчат вытеснение кремниевых полимеров отдельными видами каучуков, которые станут достаточно нейтральны, чтобы войти в симбиоз с организмом (ведь силикон, по сути, тот же каучук, только из кремния) – лет эдак через 50. Но не будем забегать вперед, а пока просто порадуемся общим химическим завоеваниям.

В индустрии красоты многочисленные полимерные соединения стали чем-то обыденным, как кетчуп или оливковое масло на кухне кока. «Когда лет пять назад моя первая клиентка радовалась новеньким ноготкам с широкой белой кромкой, я про себя думала: «Полимерная пудра плюс мономер, он же — ликвид, и дело в шляпе, искусственный роговой слой отрастет даже у психов, сгрызающих ногти до мяса, — вспоминает Оксана Малонина, мастер ногтевого сервиса и выпускница РХТУ им. Менделеева. — Все происходило просто: пудра, содержащая химический катализатор, полимеризует ее при добавлении ликвида. Теперь уже небезопасный метилметакрилат заменили отчасти менее токсичным этилметакрилатом и кошки маникюрш прекратили гибнуть нечаянной смертью, слизнув невиданную прозрачную жидкость. В современной России ногтевой сервис поставлен на широкую ногу, а новое поколение гелевидного наращивания, такого как Nail Gels Hight Gloss, позиционируется как безвредное. Но по своему принципу процесс не очень-то видоизменился — основу любого геля составляет олигомер: вещество, молекулы которого состоят из нескольких мономерных звеньев. Возьмем фотоинициатор, который заменил тот сильнопахнущий катализатор нулевых годов, и мономер с олигомером вступят в процесс полимеризации. То есть опять создадут полимер.

«Пока химия не может быть полностью безвредной. Иначе почему наша профессиональная болезнь — аллергическая экзема рук? Впрочем, клиенткам все равно, через сколько тушек питомцев перешагнуть, главное, чтобы полимерная оболочка хорошо взялась на роговую основу», — заключает Оксана Малонина.

Давно и плотно полимеры осели в парикмахерских. Одна из первых фитнес-моделей Америки Кристи Бринкли в книге «The Outdoor Beauty and Fitness Book» рассказывает про «magic polymers», которые помогают за несколько часов преобразить ее тонкие светлые волосы в пышные и объемные. Секретом модели опять стали вездесущие полимеры, а точнее один из их видов под названием Hair Talk. «Максимально реалистично выглядят волосы, закрепленные щипцами для горячего полимерного наращивания, — рассказывает мастер по наращиванию волос салона «BeautyLab» Юлия Турчинская. — Все предельно просто – сначала нужно совместить прозрачную полимерную капсулу с прядью у корней волос, а потом зафиксировать ее горячим воздухом. Полимеризация на открытом воздухе произойдет за несколько секунд, капсула потеряет элипсовидную форму и обхватит волосы тонкой пленочкой». Собственно, полимеризированные волосы — московский тренд этой осени – уже лет двадцать носят Бейонсе и Шакира, Анастейша, а покойный Майкл Джексон и вовсе злоупотреблял магическими капсулами, чтобы иметь свои фирменные чуть взлохмаченные локоны после бесчисленные операций.

«Да это же нос!»

Склонность человечества к метаморфозам собственного тела возникла задолго до появления современной химической промышленности. В IX веке до нашей эры в Индии целители корректировали форму носа, используя в качестве хирургических заплаток кожу со лба и щек. В VI веке уже нашей эры в Александрии врач Паулс Айджинский проводил операции по уменьшению мужской груди – потрошил жир, оставляя сухие мышцы. Чем, собственно, сегодня и занимается личный хирург звезды американского реалити Ким Кардашьян — выкачивает жир над косыми мышцами живота и отправляет в тазобедренное сочленение, то есть в две на глазах растущие половинки Ким. Датой первой пластики уже в современном понимании стоит считать 1814 год, когда лондонский врач Джозеф Карпю попытался восстановить нос, переместив на него лоскут с кожи лба. Ринопластика прошла успешно: спустя три дня после хирургического вмешательства Карпю снял с пациента повязку и, увидев результат своих действий, воскликнул: «Бог мой, да это же нос!» Новый виток пластической хирургии связан с появлением местной анестезии, когда стала возможна хирургическая коррекция пола. В наше время реальным стало практически невозможное – в 2011 году хирургам удалось трансплантировать новое лицо. Американцу Далласу Винсу, который получил тяжелейший ожог, буквально испепеливший его лицо, были смоделированы и пересажены рот, нос, губы и надбровные дуги. Обрести новый подбородок Далласу помог все тот же полидиметилсилоксан – биосовместимый полимер, который используется при подбородочных имплантациях, равно как и при пластике скул и черепа. Жидкий медицинский силикон, который получается из этого полимера, американские хирурги использовали, чтобы заново создать спинку носа Винса. Места выгоревших щек заняли крохотные имплантаты из полиортоэфиров и аминокислотных полимеров – особых веществ, которые рассасываются по мере заживления тканей. «Термопластик и биосовместимые полимеры — бесконечно удобные материалы в хирургии, — говорит Вячеслав Баргизов. – Например, гипсовые повязки. Теперь гипс можно насыпать между слоями марли в виде термопластичного порошка, а выполнить репозицию костей удобнее, если использовать полимерные стяжки». Одно из последних слов в полимерной хирургии — политетрафторэтилены: нерастворимые полимеры, обладающие уникальными антифрикционными свойствами. Они используются в качестве глазничных имплантатов, вживляемых при лечении отрывных переломов у спортсменов. Интересно, что пасты полимерных фторопластов недавно нашли применение в лечении голосовых связок. В 2012 году учеными Гарвардской медицинской школы при Технологическом институте штата Массачусетс разработан полимерный гель, способный имитировать вибрации голосовых связок человека. Профессор-ларинголог Стивен Зайтелс создал полимерный гель PEG30 на основе полиэтилен-гликоля, который в лабораторных условиях хорошо изменяет вязкоупругость. Гель попадает на рубцы в голосовых связках, «стягивает» их, заставляя связки нормально функционировать, фактически возвращая человеку способность говорить.

Медицина очень нуждается в безоболочечном имплантате, который мог бы выживать при росте тех или иных клеток. Сопротивление мягким тканям должно быть минимальным, а пористость высокой. - Вячеслав Баргизов пластический хирург, кандидат медицинских наук, член Роcсийского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов.

Полимеры красоты

Самые известные кремнийорганические полимеры, силиконы, используются в медицине уже более 50 лет. Бум полной искусственной груди пришелся на послевоенные 50-е годы прошлого века, когда японские проститутки, рискуя жизнью, стали делать себе инъекции жидкого силикона. В 80 –х бум искусственной груди, который подогрела звезда PlayBoy Памела Андерсон, начал сходить на нет из-за скандального открытия калифорнийских врачей о том, что увеличение груди ведет за собой онкологические проблемы. Но уже в 1985 году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США объявило, что никакой зависимости онкологии от силиконовых имплантатов нет, поэтому страну захлестнула новая волна пышных бюстов. В это же время в СССР НИИ пластмасс выводит на широкий рынок первые советские полиакриламидные гели. «Это были желеподобные нерассасывающиеся в организме гидрогели для наполнения мягких тканей, — говорит пластический хирург Станислав Быков. — По замыслу авторов при введении в ткани гели легко фрагментируется на мелкие частицы, а после снятия давления вновь соединяются, заполняя всю имеющуюся полость. Буквально за несколько месяцев реклама «Интерфалла» и «Формакрила» в тюбиках заполонила «желтую» прессу. Женщины скупали флакончики и самостоятельно делали инъекции шприцом. Последствия были ужасными – гель мигрировал по телу, вызывая воспаления. Согласитесь, не очень приятно почувствовать сгусток полимеров в поджелудочной». Современный медицинский силикон с текстурированной оболочкой максимально безопасен для здоровья.

Сейчас «прокачка полимерами» в московских клиниках стоит от 40 тысяч рублей и доступна каждому. Паспорт, возраст от 18 лет и сумма в наличности – все, что нужно. Вас осмотрят, нарисуют маркером кальку и даже при желании заснимут на видео сам процесс. «Полимерный силикон, из которого делают все имплантаты, производят в США, — говорит пластический хирург Анвар Салиджанов. – В дальнейшем этот материал выкупают фирмы по всему миру и делают свой продукт. Штаты, Бразилия, Мексика, Италия и Китай – вот пятерка стран-лидеров в области пластики груди. Все различие имплантатов на выходе – в плотности и глубине текстуры.

Явных лидеров здесь нет. Просто многим врачам удобнее рассчитывать размер имплантатов по той сетке, которая идет с данным типом эндопротезов».

Кремнийорганические полимеры давно стали кормильцами десятков тысяч врачей по всему миру. «Несмотря на то, что процедура увеличения груди силиконами очень популярна, я сплю и вижу замену этому полимеру, — замечает Вячеслав Баргизов. — Медицина нуждается в безоболочечном имплантате, который мог бы выживать при росте клеток. Сопротивление мягким тканям должно быть минимальным, а пористость высокой. Это главная задача полимеров будущего – стать искусственными мягкими тканями, неощущаемыми даже под сердцем».

ПЕЧАТНЫЙ СТАНОК

Одной из наиболее прорывных технологий современности является трехмерная печать. С помощью 3D-принтеров можно напечатать самые разные изделия из пластика – от предметов домашнего обихода до сложных медицинских препаратов. К сегодняшнему дню индустрия трехмерной печати достигла такого уровня развития, что теперь на 3D-принтере распечатываются даже автомобили.



Отправной точкой в истории развития технологии 3D-принтеров стало создание в 1986 году американцем Чарльзом Халлом установки лазерной стереолитографии, в основе которой лежало воздействие лазерного луча на жидкую фотополимерную смолу. В середине 90-х компания 3D Systems представила миру устройство быстрого прототипирования под названием Actua 2100. С тех пор трехмерная печать значительно продвинулась вперед и получила широкое распространение в повседневной жизни – она создает не только бытовые предметы, но и хирургические имплантаты и даже оружие. Сегодня 3D-принтер стоит от полутора тысяч до нескольких миллионов долларов – цена зависит от точности и скорости построения, размеров изготавливаемых объектов и используемых материалов.

Среди используемых в трехмерной печати материалов доминируют полимеры. «Наиболее часто в 3D-печати инженерами нашей компании используется полилактидный полимер производимый из остатков биомассы и силоса кукурузы. Основной сферой его применения является печать биоразлагаемой одноразовой посуды», – сообщил «Нефтехимии РФ» Рене Гурка, управляющий директор немецкой компании BigRep. Не менее популярен АБС-пластик, обладающий такими качествами, как прочность и эластичность, что позволяет использовать его в производстве деталей машин и детских игрушек. Другими пластиками, широко применяющимися в 3D-печати, являются полиэтилен и полипропилен, отличающиеся между собой по степени переносимости высоких температур и чувствительности к солнечному свету. «Например, в нашей компании наряду с полилактидным полимером в экспериментальных целях применяются АБС-пластик, полиэтилен низкого давления и нейлон. Наша компания использует полимеры не только в качестве материала для трехмерной печати, но и для производства компонентов самих 3D-принтеров», – отмечает Гурка. Для узкоспециальных целей применяется гидрогель – полимер, способный впитывать объем воды, в сотни раз превышающий собственный вес. Благодаря этому он используется в 3D-печати биороботов, которые запускаются в организм человека с целью транспортировки лекарственных средств. Так, в 2013 году из него создали бионические ухо.

Не так давно трехмерная печать была внедрена в автомобилестроении. Год назад специалисты американской компании Kor Ecologic представили миру машину Urbee 2, кузов которой был напечатан на 3D-принтере. Двухместный автомобиль Urbee 2, мощностью 7 лошадиных сил, способен набирать скорость до 110 км/ч. Среди особенностей этой машины, которую обещают скоро запустить в мелкосерийное производство, можно отнести беспрецедентно низкий вес (540 кг), а также высокую экологичность, связанную с использованием солнечных батарей.

В долгосрочной перспективе экспансия 3D-принтеров, с помощью которых в этом году были напечатаны первые дома (правда, из бетона, а не из пластика), может привести к революции в промышленном производстве, которая по своим масштабам будет аналогична той, что произошла в сфере услуг после изобретения ПК.


почитать еще
Все на  подиум

Все на подиум

Симбиоз человека и технологий в контексте современной моды стал темой прошедшего в Нью-Йорке ежегодного Бала Института костюма (Met Gala). Некоторые звезды восприняли все буквально и явились в Метрополитен-музей в футуристических нарядах а-ля «Звездные войны». Из фантазий киношников буквально на глазах рождается мода будущего.

читать полностью
Осень в нефтехимии

Осень в нефтехимии

На улице мокро и холодно – время осеннего гардероба, в котором с каждым годом все больше одежды, обуви и аксессуаров из полимеров. И если раньше резиновые сапоги и дождевики носили только грибники, то теперь их выбирают даже столичные модники.

читать полностью
Главное – устойчивость

Главное – устойчивость

Археолог Эрик Тринкаус из Университета Вашингтона в Сент-Луисе на основании анализа останков древних людей предположил, что первая обувь могла появиться около 30 тыс. лет назад. Были это простейшие сандалии – возможно, лишь кожаная подошва с ремешками. С тех пор, конечно, все сильно изменилось. Но подошва все еще одна из самых важных частей обуви, особенно зимой, когда под ногами снег и лед. «Нефтехимия РФ» разбиралась, как делают нескользкую подошву для теплых непромокающих сапог.

читать полностью