Реакция замещения

Реакция замещения

Локализация производства в России – один из наиболее актуальных трендов в условиях санкционных рисков. Но как далеко может зайти этот процесс в нефтехимическом комплексе и насколько быстро можно отказаться от импорта в ключевых сегментах?

Страны-производители можно разделить на несколько категорий. К первой относятся те, что имеют доступ к ресурсам в достаточном объеме по доступной цене. Это, например, Саудовская Аравия, занимающая одну из лидирующих позиций в выпуске базовой химической продукции. Ко второй можно отнести такие страны, как Германия и Япония, которые ввиду дороговизны сырья развивают высокотехнологичные производства. В третью группу входят США и КНР, которые реализуют проекты и в той, и в другой сферах.

По логике Россия, учитывая ресурсный и технологический потенциал, должна быть в этой компании. Однако пока страна только ищет свое место в глобальной системе. Ее доля в общем объеме мирового производства полимеров в первичных формах составляет около 2%, тогда как у Китая более 20%. У сложившегося положения дел есть несколько причин. В первую очередь это связано с дезинтеграцией 1990-х, когда были нарушены технологические цепочки многих заводов, функционировавших ранее как единый комплекс. Затем последовал переходный период в условиях многократного сжатия внутреннего спроса. Причем именно в это время отрасль в мире переживала период расцвета (с 1980 по 2010 год потребление пластмасс выросло более чем в четыре раза). И лишь в последние годы картина в России начала выправляться, но процесс далек от завершения. Как говорит старший консультант практики «Инфраструктура» Консалтинговой группы «НЭО Центр» Михаил Товмасян, отечественные переработчики зависят от импортных поставок базовых полимеров по некоторым маркам на 20% и более. Ситуация усугубляется из-за вступления страны в ВТО, так как были снижены пошлины, отмечает глава компании «Бюро Инвест» Василий Семенов. Впрочем, по его словам, импорт обусловлен еще и тем, что «потребители предъявляют высокие требования к качеству, а это пока не могут обеспечить наши производители по ряду марок». Однако это все в среднем, а по разным сегментам ситуация варьируется. Рассмотрим ключевые из них.

Полиэтилен: неровное поле

«Мы планируем, что к 2017 году откажемся от импорта крупнотоннажных полимеров», – заявил недавно министр энергетики Александр Новак, имея в виду в первую очередь полиэтилен (ПЭ). Это самый массовый сегмент (на долю ПЭ приходится около трети в структуре мирового потребления полимеров). Россия сейчас, как говорит глава Союза нефтепромышленников Геннадий Шмаль, находится далеко не на ведущих местах в мире по объему производства ПЭ. А по душевому потреблению мы уступаем не только развитым странам (США, Германии, Японии и др.), но и развивающимся (например, Турции, Таиланду).

Объемы выпуска ПЭ в 2014 году составили, по данным Росстата, около 1,5 млн тонн. Это примерно на 14% ниже предыдущего года и связано с аварийной остановкой одного из крупных производителей – предприятия «Ставролен» ЛУКОЙЛа (оно возобновило работу с нынешнего апреля).

Полиэтилен сейчас самый массовый пластик. Его многие используют ежедневно
Рынок продолжает зависеть от импорта как по объемам, так и по марочному ассортименту, как заявила на конференции «Полиэтилен 2015» глава департамента аналитики компании «Инвентра» Лола Огрель. Лишь по полиэтилену низкой плотности (ПЭНП) существует профицит, а по полиэтилену высокой плотности (ПЭВП) и особенно линейному полиэтилену (ЛПЭВП) дефицит сохраняется.

Линейный полиэтилен характеризует высокая химическая стойкость и сопротивляемость к проколам, его поверхность отличается блеском. В последние годы идет постепенное вытеснение ПЭНП линейным полиэтиленом. Хороший спрос на этот продукт наблюдается во всем мире, поскольку его использование соответствует актуальной политике ресурсосбережения (позволяет уменьшить толщину пленок при сохранении физико-механических свойств). Однако потребности российского рынка в ЛПЭВП закрываются сейчас главным образом за счет импорта. По данным «Маркет репорт», по итогам прошлого года его объем составил 212 тыс. тонн.

Конфигурация проекта «ЗапСибНефтехим» предполагает строительство установки пиролиза годовой мощностью 1,5 млн тонн этилена, а также около 500 тыс. тонн пропилена и 100 тыс. тонн бутан-бутиленовой фракции, установок по производству различных марок полиэтилена совокупной мощностью 1,5 млн тонн, установки по производству полипропилена мощностью 500 тыс. тонн в год.
Решить проблему, по мнению заместителя министра энергетики Кирилла Молодцова, может проект «ЗапСибНефтехим» СИБУРа. «Мы подчеркиваем, что особенно важными являются вопросы, связанные с замещением производства линейных полиэтиленов, полиэтиленов высокой технологической насыщенности», – говорит он. Впрочем, крупные проекты есть и у некоторых других игроков. Так, Нижнекамскнефтехим (НКНХ, входит в группу ТАИФ, которой также принадлежит другой крупный производитель – Казаньоргсинтез) планирует построить комплекс производительностью 1 млн тонн этилена и 600 тыс. тонн ПЭ в год. Подписаны лицензионные соглашения, сейчас завершается разработка расширенного базового проекта. Однако срок его завершения пока не ясен – раньше назывался 2017 год, сейчас ведется переоценка намеченных планов.

Полипропилен: много, но мало

В опубликованном в апреле Минэнерго плане по полипропилену (ПП) намечено снижение доли импорта до 0% в ближайшую «пятилетку». С 2000 года потребление ПП выросло в стране почти в пять раз – с 200 тыс. тонн до немногим менее 950 тыс. тонн. При этом до недавнего времени свыше 20% российского рынка занимала зарубежная продукция. Пика импорт достиг в 2012 году – было ввезено около 250 тыс. тонн ПП. Однако с тех пор ситуация изменилась: мощности российских производителей буквально удвоились, достигнув 1,4 млн тонн. Важным стал пуск заводов «Полиом» (210 тыс. тонн, совместное предприятие группы «Титан», «Газпром нефти» и СИБУРа) и «Тобольск-Полимер» (500 тыс. тонн, СИБУР). Еще одна тенденция – рост выпуска сополимеров, необходимых, например, для труб (в том числе за счет увеличения производства НКНХ). Однако темп, которым идет процесс, пока недостаточен. Иллюстрация этого – при общем профиците ПП по сополимерам сохраняется высокая зависимость от импорта. Задачу необходимо решать, но для этого существует ряд препятствий. Так, добавки и катализаторы в подавляющем большинстве закупаются за рубежом. Кроме того, у высоковязких сополимеров, в частности трубных, большая энергоемкость и, следовательно, себестоимость. Освоение сополимеров пропилена требует серьезных инвестиций и знаний. Заводы, спроектированные десятки лет назад, не предусматривали крена своего марочного ассортимента в эту сторону. В целом, признают эксперты, дисбаланс между спросом и предложением скорее всего сохранится на рынке вплоть до пуска ЗапСибНефтехима, то есть еще минимум пять лет. «Этот завод сможет предложить на российский рынок до 500 тыс. тонн в год сополимеров пропилена, что изменит ситуацию кардинально», – заявил в интервью Rupec управляющий директор Дирекции базовых полимеров СИБУРа Сергей Комышан. Но кроме того, проект нового комплекса НКНХ предполагает производство полипропилена мощностью 400 тыс. тонн в год.


Полиэтилентерефталат: в жесткой борьбе

Как рассказал на недавней отраслевой конференции глава отдела продаж компании GSI Николас Массардо, в мире сохраняется разрыв между спросом на полиэтилентерефталат (ПЭТФ) и предложением (в 2014 году было 19,5 и 29,4 млн тонн соответственно). При этом на ближайшую перспективу профицит не исчезнет, то есть рынок останется высококонкурентным. В такой ситуации интерес иностранных игроков к продажам в России чрезвычайно высок, чему не мешает даже относительно небольшой спрос (550 тыс. тонн в прошлом году).

Поэтому позиции отечественных поставщиков сложно назвать уверенными. Несмотря даже на неполную загрузку внутренних мощностей (а они в сумме оцениваются более чем в 600 тыс. тонн в год), весомую долю рынка занимает импорт (30% по экспертным оценкам, 13% по данным Мин энерго). Однако не только высококонкурентная среда объясняет это. Дело в том, что в России выпускается упаковочный ПЭТФ, а локализация волоконных марок (используются для производства нитей) является пока одной из перспективных задач.

В прошлом году СИБУР заявил, что рассматривает возможность перепрофилирования части своих мощностей на заводе в Твери (их объем –70 тыс. тонн в год) с пищевого ПЭТФ на волоконный. Также завод полиэфирного волокна за 17,7 млрд руб. планируют построить под Иваново (проект «Иврегионсинтез», мощность 200 тыс. тонн в год). Хотя, заявил журналу источник в Минпромторге, в актуальных условиях в реализации данного проекта есть большие сомнения и «в него не верят».

Потенциально рынок ПЭТФ в России имеет возможности роста. Хотя бы потому, что страна отстает в потреблении как полиэфирных волокон, так и ПЭТ­тары. Однако не все просто. В случае реализации планируемого запрета на розлив алкогольной продукции в пластиковую тару большого объема отечественный рынок ПЭТФ, по предварительным оценкам, может сократиться более чем на 20%, или 130 тыс. тонн. При таком сценарии уровень загрузки производственных мощностей, которые и сейчас не используются полностью, дополнительно снизится, предупреждают в Ассоциации производителей и переработчиков ПЭТФ. «В одном из промышленных направлений, где в последние годы успешно реализована программа по импортозамещению, которую ставит перед бизнесом и регуляторами президент, вместо поддержки отрасль директивно лишается значительной доли рынка», – заявил Rupec технический директор ассоциации Николай Жир.

Поливинилхлорид: обогнав время

ПВХ – один из самых востребованных полимеров, третий после ПЭ и ПП. В России бурный рост его потребления пришелся на предкризисные годы – драйверами стали сначала профиль для окон и кабельный пластикат, а затем трубы и пленки. В итоге страна быстро превратилась в импортера – до недавнего времени собственное производство закрывало спрос лишь на 60%, хотя есть крупные предприятия – «Башкирская содовая компания», волгоградский «Каустик», «Саянскхимпласт». Запуск в прошлом году «РусВинила» (проект СИБУРа и бельгийской SolVin) должен полностью закрыть спрос на базовые марки суспензионного поливинилхлорида (ПВХ-С), которые применяются в наиболее массовых сегментах. Однако остается вопрос с эмульсионным поливинилхлоридом (ПВХ-Э), используемым для создания напольных покрытий, искусственных кож. Его производство также открыто на предприятии «РусВинил», однако объемов пока недостаточно. Вынужденная остановка выпуска ПВХ-Э на волгоградском Химпроме привела к дефициту на рынке.

shutterstock_242196457.jpg

Суспензионный ПВХ «Русвинил» начал выпускать в августе 2014 года, эмульсионный – в декабре. В III квартале 2015 года завод должен выйти на полную мощность (300 тыс. тонн ПВХ-С и 30 тыс. тонн ПВХ-Э в год).
В 2014-м объем производства ПВХ в России в целом составил 652 тыс. тонн, что на 6% выше 2013 года. Сейчас за I квартал отечественные предприятия увеличили производство несмешанного ПВХ на 26%. Как следствие, стал сокращаться импорт (сразу в 25 раз, по данным «Маркет репорт»). Но даже по разнице цифр видно, что причина импортозамещения кроется не только в успехах производителей. Российские переработчики отказываются от закупок товара за рубежом (прежде всего в США), поскольку это стало накладно из-за девальвации рубля. Да и общая ситуация на рынке далека от благоприятной, что связано с негативным фоном в экономике в целом. Сильно сбавили ход многие крупные потребители, например предприятия стройкомплекса, автомобилестроения. «Индустрия ПВХ обогнала тенденции к импортозамещению. Открывшийся «РусВинил» должен снять сырьевую зависимость от импорта на рынке, где все теперь было бы совсем благополучно, если бы не сокращение потребления готовой продукции», – говорит глава компании CREON Energy Санджар Тургунов.

В теории в будущем Россия может превратиться даже в экспортера ПВХ. Однако дальнейший рост мощностей сталкивается с еще одной проблемой – необходимостью реализации побочного продукта, каустической соды. А здесь надо искать рынки сбыта – внутреннее потребление полностью закрыто.

Кроме того, не только ПВХ-Э, но и различные добавки – стабилизаторы, модификаторы – остаются в структуре импорта. Российские предприятия работают над расширением своих линеек, однако, как признал на декабрьской конференции «ПВХ. Итоги 2014 года» главный химик Саянскхимпласта Александр Селезнев, пока не готовы к полному импортозамещению.

Полистирол: осторожный пессимизм

Детские игрушки, одноразовая посуда, пищевая упаковка, стройматериалы. Область применения полистирола (ПС) весьма обширна. Причем до 2014 года спрос на этот вид полимеров обгонял возможности отечественных производителей примерно на 30%. В прошлом году из-за роста мировых цен, введения в России новых мощностей и торможения экономики объем импорта сократился вдвое. Но, возможно, ненадолго. ПС – единственный пункт в плане Минэнерго, по которому планируется не снижение, а рост импорта (с 16 до 25% потребления к 2020-му). Сегодня загрузка имеющихся в России мощностей близка к 100%. Однако ведущие игроки не спешат объявлять о новых проектах. Сложности с получением кредитов и неопределенность экономической ситуации оказывают не самое позитивное влияние.

tema2.jpg

Между тем динамика отечественного рынка заметно отличается от общемировой. Так, если в других странах из-за конкуренции с иными пластиками, миниатюризации компьютерной техники и экологических ограничений потребление ПС снижается, то у нас – растет (за последние 10 лет почти в два раза). А в связи с подготовкой к проведению чемпионата мира по футболу (строительство сложных объектов) и реализацией госпрограмм по энергосбережению прогнозируется увеличение спроса на теплоизоляционные материалы, которые «потребляют» более 50% стирольных пластиков.

Еще одна особенность российского рынка кроется в высокой доле импорта АБС-пластика. Как сообщила руководитель проектов компании «Инвентра» Ирина Петрова на конференции «Полистирол, АБС и вспененные полимеры», по структуре отечественные мощности по производству стиролов выглядят так: на полистирол общего назначения (ПСОН) и ударопрочный (ПСУП) приходится 61%, на вспененный (ПСВ) – 23%, на АБС – 15%. В прошлом году закупки ПСВ за рубежом сократились на 17% благодаря увеличению производства СИБУРом. Поставки ПСОН и ПСУП также снизились (на 21%) в связи с ростом выпуска НКНХ. Зато импорт АБС прибавил сразу 30%.

В мире существует два подхода к производству АБС. Первый предусматривает выпуск уже открашенного и компаудированного под требования клиентов пластика. Порядка 60% импорта приходится на подобные продукты, производимые как правило в азиатских странах. Второй подход, европейский, предполагает, что на рынке между потребителем АБС-пластиков и производителем существуют компании, занимающиеся «доведением» материала. Это как правило предприятия малого и среднего бизнеса, то есть сектор еще недостаточно развитый у нас в стране. В России есть спрос на «азиатский пластик», но один из крупных производителей – НКНХ – в свое время пошел по второму пути. Этим отчасти и объясняется высокая доля импорта. Правда, сейчас стратегия НКНХ меняется – уже закуплено оборудование для компаудирования и окрашивания.

Лакокрасочный материал: приключение иностранцев в России

В сегменте полиуретановых клеев доля импорта достигает 80%
По оценкам директора по развитию ИА «Хим-Курьер» Виктории Черновой, которые прозвучали в рамках прошедшей в марте выставки «Интерлакокраска», общий объем потребления лакокрасочных материалов (ЛКМ) в России составляет порядка 1,3 млн тонн. Из них 20% – импорт. Его структура красноречиво демонстрирует поле для борьбы с зарубежными поставщиками. Так, в общем объеме красок на водно-дисперсной основе импорт составляет 15%, алкидных красок – 27%, а порошковых (как эпоксидных, так и полиэфирных) – более 50%. Причем их потребление даже в кризис остается стабильным.

В большинстве случаев зарубежные ЛКМ удерживают первые позиции в сегментах «премиум». Плюс много импорта среди материалов, которые являются основой для красок. По словам замглавы Центра оптимальных технологий Дмитрия Полосина, сегодня многие стремятся сократить зависимость от импорта. Он уверен, что в составе красок можно заменить до 90% зарубежного сырья, за исключением диспергаторов, пеногасителей, стабилизаторов, добавок. «Начать инвестировать в отечественное производство сырья должны: спрос зашкаливает», – говорит он.

Другая тенденция – «прописка» в России крупных зарубежных производителей. Финская Teknos этим летом планирует открыть завод в индустриальном парке «Марьино» (Санкт-Петербург), а Nor-Maali Oy – в будущем году предприятие в ОЭЗ «Моглино» (Псков). Кроме того, датская Hempel строит завод в Ульяновской области, американская PPG Industries объявила о планах создания предприятия по выпуску промышленных покрытий в Липецке. И «натурализация» иностранцев началась не вчера. Финская Tikkurila уже выпускает свою продукцию в Петербурге и Старом Осколе (в России компания формирует 30% своей выручки), голландский концерн Akzo Nobel открыл завод в подмосковной Балашихе, немецкий Caparol запустил производство в Твери.

Адгезивы: клейкая масса

Адгезивные материалы, или попросту клеи, – одно из направлений, где отечественной промышленности предстоит вернуть утраченные позиции.Во времена СССР страна пользовалась по большей части своими разработками, но после открытия рынков и появления импортных аналогов доля собственных товаров упала.

Сейчас, по данным Ассоциации производителей клеев и герметиков (АПКГ), Россия потребляет ежегодно 280–300 тыс. тонн клеящихся материалов на основе органических и неорганических веществ. Клеи широко применяются в самых различных сферах, начиная от стоматологии, где с их помощью устанавливают пломбы, и заканчивая авиапромом. Статистики, которая позволяла бы оценить объемы импорта по всем видам клеев и сырья для их производства, в открытом доступе нет. Существуют клеи, которые делают из отечественного сырья российские предприятия. Однако для, например, полиуретановых клеев (применяются при производстве обуви), по данным АПКГ, доля импорта составляет едва ли не 80%. На 50–70% зависят от зарубежных поставок клеи­расплавы (их применяют при производстве мебели).

Согласно экспертным оценкам, импортные лакокрасочные материалы уверенно лидируют в сегментах «декоративных материалов» и красок «премиум»
Как отмечает Леспроминформ, в первом квартале нынешнего года была озвучена инициатива по созданию в России производства очищенных нефтеполимерных смол, которые являются одним из компонентов клеев­расплавов. Как заявил президент АПКГ Ильяс Хайруллин, Россия импортирует сейчас порядка 10–12 тыс. тонн углеводородных смол для удовлетворения потребностей в том числе резиновой, пищевой и других отраслей промышленности. В стоимостном выражении это 1,5 млрд руб., которые вполне могли бы остаться в стране.

На распутье

Очевидно, что локализация многих видов нефтехимической продукции пока проблематична из­за невозможности достичь нужного качества, жесткой конкуренции с зарубежными поставщиками или отсутствия необходимых технологических решений. Девальвация рубля, с одной стороны, на руку российским компаниям – это ведет к естественному вытеснению импорта. Однако по той же причине дорожают поставки необходимых для организации работы материалов и оборудования из­за рубежа, что усложняет локализацию. «К наиболее рисковым сегментам относятся более высокие переделы химического комплекса, такие как производство изделий из пластмасс, шин и резинотехники, лакокрасочных материалов и синтетических волокон. Основными проблемами данных секторов являются высокая зависимость от импортного сырья и давление со стороны зарубежных конечных производителей», – заявил на прошедшем в феврале совещании правительства, посвященном проблемам отрасли, глава Минпромторга Денис Мантуров.

Однако вопрос не только в том, чтобы «прописать» производство в России, но и в том, чтобы обеспечить продукцией рынки сбыта. Конкретный перечень мер, поддерживающих импортозамещение, профильным ведомствам еще только предстоит разработать. Хотя в рамках экспертных дискуссий уже звучали мнения о том, что это может быть. Прежде всего речь о стимулировании перехода от традиционных материалов к полимерам, которые позволяют повысить качество жизни и снизить издержки производства и эксплуатации. Так, отказ от стеклянной тары в пользу пластиковой означает повышение экологичности и эффективности процессов транспортировки и хранения. Например, путем изменений на уровне государственных закупок и технических регламентов возможно расширение использования полимерных материалов, произведенных из российского сырья, в промышленном и гражданском строительстве, ЖКХ, дорожном хозяйстве, медицине и многих других областях.


Ольга Мордюшенко, Александр Пимин


почитать еще
Покемон  для Золушки

Покемон для Золушки

Можно ли заменить импортные пластики отечественными? Звучит неплохо, но нет. Хотя бы потому, что далеко не все мы научились делать сами. Нужна фея, которая поможет Золушке стать принцессой. Россия – хороший рынок сбыта для всего нового. Взять хотя бы игру Pokеmon Go, которая еще до официального релиза стала сенсацией. Вот только делиться технологиями с нами мало кто хочет, предпочитая прямые продажи или «отверточную» сборку.

читать полностью
Суррогаты наступают

Суррогаты наступают

Риск встретить некачественный товар или поддельный бренд есть всегда – начиная от продуктового рынка и заканчивая выставкой перспективных вооружений. Не являются исключением и изделия из полимеров. В том, почему на прилавках может появиться суррогатный товар и как потребителю распознать его, разбиралась «Нефтехимия РФ».

читать полностью
Современная алхимия

Современная алхимия

В Средние века людей, желающих изменить сущность материалов, к примеру превратить свинец в золото, считали колдунами и без зазрения совести отправляли на костер. Сегодня же такими опытами занимаются тысячи исследовательских лабораторий – пытаются создать стекло прочное, как сталь, или резину, невосприимчивую к огню. И далеко не последнюю роль в таких изысканиях играют полимеры. О том, что получается в итоге, «Нефтехимия РФ» спросила представителей различных индустрий.

читать полностью