Пять ложек эликсира

Пять ложек эликсира

Производство готовых изделий из пластмасс в теории является одним из наиболее перспективных направлений развития предпринимательской инициативы в России. Предпосылки есть – устойчивый спрос, богатая ресурсная база, наконец, высокая доля подорожавшего из-за скачков курса импорта, который можно заместить. Но на практике предпринимателям приходится сталкиваться с множеством сложностей, проявляя чудеса изобретательности. На примере нескольких компаний «Нефтехимия РФ» решила посмотреть, что нужно для развития бизнеса по производству изделий из полимеров в стране.

1. Нужна идея

Посуда с ионами серебра, подавляющими развитие бактерий; «умные» цветочные горшки, регулирующие полив; фасадные плиты, позволяющие отделать дом «под камень»; бытовая мелочовка; садовый и спортивный инвентарь – список вещей, производимых московским заводом «Техоснастка», выглядит внушительно. Это один из старейших частных переработчиков полимеров в стране. Компания работает на рынке более четверти века и может служить пособием для тех, кто любит говорить о «сложных для бизнеса временах». Ведь начинала она свою историю в «лихие» 1990-е. Куда сложнее?

«Я был замдиректора НИИ токсичности двигателей. В 1990-х наш институт стал невостребованным, как и многие другие. Я решил, что нужно действовать, и основал кооперативную фирму», – рассказывает Илья Антонов, генеральный директор «Техоснастки». Первой продукцией стали кнопки для одежды – в стране их, говорит предприниматель, тогда никто не выпускал. Он с  другом «за две зарплаты» приобрел пресс-станок и взялся за дело. «Бизнес был бешеный – с огромной маржой, но и огромными потерями. Себестоимость кнопки была 2 коп., продавали мы ее за 25 коп. При этом бывало, что нам совсем не платили за крупные партии, а сделать ничего нельзя было», – вспоминает Илья Антонов.

На таком «кнопочном» бизнесе далеко не уедешь, ­партнерам хотелось производить разнообразные, причем более сложные и дорогие, продукты. Помог случай – руководство General Electric посетило Россию и пригласило отечественных бизнесменов в Детройт для налаживания контактов. «В США я увидел комплекс для газового литья, хотел его приобрести, но мне не разрешили вывоз. С идеей не расстался: нашел аналогичное оборудование у британской компании. Вывозили его окольными путями, через Германию. На полпути англичане поняли, что оборудование двигается в Россию, и отказали в сопроводительных документах. В итоге станки, на которых у нас никто никогда не работал, пришлось осваивать. Потом даже запатентовали свой метод газового литья», – вспоминает Илья Антонов.

Эта технология была новинкой. Ее преимущество в том, что она дает расширенные возможности конструктору изделия по сравнению с обычным литьем пластмасс под давлением. Идея о газовом литье стала для «Техоснастки» находкой – это позволило компании быстро окрепнуть, и речь даже зашла о выходе за пределы привычных для нее границ. Так, вслед за началом выпуска деталей для отделки автомобилей была разработана модель пластиковой машины, ласково названная «Пчелкой». В России, правда, она спросом не пользовалась, хотя выпущенный потом в Индии Tata Motors автомобиль Nano Илья Антонов называет «почти стопроцентным клоном «Пчелки».

Сейчас 30% продукции завода – пресс-формы, 70% – готовые товары из пластика. Учитывая непростую ситуацию в экономике, говорить о каких-то прорывах, наверное, сложно. Тем не менее бизнес работает и адаптируется к меняющимся условиям. «Еще несколько лет назад товары бытового потребления составляли около 10% пластикового сегмента, а сейчас доля бытового и строительного ассортимента доходит до 60%. Ценовой диапазон – от 5 руб. за стаканчик до 5 тыс. за этажерку. Рентабельность производства я оцениваю примерно в 15%», – говорит Илья Антонов.

2. Нужна хватка

Продукция новосибирской компании «Новолит» вряд ли может кому-то показаться удивительной– это пластиковые окна. «Но когда почти 20 лет назад начинался этот бизнес, для большинства наших людей фраза «пластиковые окна» была сродни выражению «сухая вода». Все знали, что окна могут быть только стеклянными, рамы – только деревянными», – говорит Александр Сибиряков, генеральный директор компании «Новолит».
Время для старта проекта было, как оказалось, не самым удачным – грянул кризис 1998 года. Однако это стало проверкой на прочность. «В ситуации финансового аврала решения принимались быстрее. Кризис заставил пересмотреть эффективность бизнеса, который только начинал становиться на ноги. В итоге нашли более производительное оборудование, смогли снизить себестоимость, сохранить цены на приемлемом уровне, объемы производства, а главное, людей», – говорит Александр Сибиряков. В посткризисный 1999 год получилось воспользоваться ситуацией, когда с рынка из-за девальвации «смыло» импорт – компания сделала ставку на развитие дилерской сети. «Я считаю, что выжить в непростые времена помогло соответствие рыночному запросу: изготавливать пластиковые профили становилось выгоднее, чем привозить их из-за рубежа», – говорит гендиректор «Новолита».

Основатель «Новолита» Михаил Барковский пришел в этот бизнес из строительной отрасли. Он закупил в Литве первое оборудование для выпуска ПВХ-окон. Станки сначала простаивали: не было людей, умеющих на них работать. Персонал отправляли стажироваться за рубеж.
Со временем, правда, конкуренты вернулись, и для удержания завоеванных позиций пришлось подумать над новыми продуктами. В середине нулевых «Новолит» представил профильную систему, разработанную, на чем акцентируется внимание, с учетом климатических особенностей Сибири (шестикамерная «теплая» конструкция со стандартной шириной профиля 74 мм). Кроме того, компания вдобавок к типовым стала выполнять индивидуальные проекты: делать пластиковые окна в виде различных геометрических фигур и даже цветов.

Сегодня окна «Новолит» выпускают на трех заводах – в Ангарске, Омске и Новосибирске. Общая производительность достигает 45 тыс. кв. м в месяц. По оценкам экспертов, компания занимает около трети регионального рынка. «Мы планировали расширять бизнес, но грянул экономический кризис 2015 года», – признает проблемы Александр Сибиряков. По его мнению, сейчас для переработчиков самое важное, как и в кризис 1998-го, обеспечить эффективность бизнес-процессов, для чего приходится сокращать издержки и усиливать работу с поставщиками. Для инноваций в актуальных реалиях, отмечает он, вроде бы не время. «Но сейчас популярен курс на импортозамещение, а чтобы его «взять», нужна определенная база технологий, которые по щелчку не появляются», – добавляет он.

3. Нужна поддержка

Эксперты говорят, что одна из проблем, мешающих восстановлению экономики России, – это затянувшаяся инвестиционная пауза. С трудностями сталкивается весь бизнес, но наибольшие сложности с привлечением капитала возникают у малых и средних предпринимателей. В индустрии производства готовых изделий из полимеров они традиционно составляют «костяк».

Недавно МСП Банк (специализированный государственный финансовый институт, занимающийся кредитованием малого и среднего бизнеса) в партнерстве с Национальным агентством финансовых исследований и «Деловой Россией» провел исследование с целью понять доступ российских предпринимателей к финансовым ресурсам. Итоги удивительны – 2/3 небольших компаний России действуют, не прибегая вовсе к банковским кредитам. «Мне кажется, что эти результаты несколько приукрашивают реальную ситуацию», – прокомментировала Анастасия Алехнович, руководитель аналитического центра «Деловой России». По ее словам, если отталкиваться от «многочисленных жалоб предпринимателей», то выходит, что «получить кредит на нормальных условиях» практически невозможно.

Вот пример. «Для развития бизнеса кредиты я, в общем-то, никогда не брал. Во-первых, из-за того, что мы работаем по заказам и гарантированной загрузки на годы вперед у  нас нет. Ну а потом, что такое кредиты? Это проценты. То есть надо кормить еще и банк. А когда невелики дивиденды, то такие проценты платить – это получается себе дороже», – объясняет логику такого решения Сергей Яковлев, директор компании «Полипром Кузнецк», поставляющей различное оборудование (экструдеры, трубные линии, линии для производства полимерной сетки и т.д.) переработчикам пластмасс.

Теоретически решать подобные проблемы должна госпрограмма поддержки, задача которой – убрать «провал рынка», то есть снять с коммерческих банков излишние риски и ­обеспечить возможность привлекать необходимые для развития бизнеса средства на приемлемых условиях. О ней много и часто говорят, в том числе на самом высоком уровне, постоянно идет ее модернизация. Сейчас, например, программа финансовой поддержки малого бизнеса из ведения Внешэкономбанка вместе с дочерним МСП Банком «переезжает» в специально созданную «Корпорацию МСП». Но неутешительный пока результат налицо – подтверждение этого можно найти не только в результатах исследований, но и в данных Счетной палаты.

Получить кредит
на нормальных условиях
практически невозможно
Однако финансовый вопрос не единственный, где требуется поддержка. Главной проблемой многих российских переработчиков полимеров всегда были иностранные конкуренты. «Европейские страны защищают своего производителя ввозными пошлинами, а в Россию китайские товары завозятся «вчерную». Учитывая фактор дешевого и некачественного сырья, с китайцами, конечно, по цене очень сложно конкурировать», – рассуждает Илья Антонов. Опыт показывает, что кризисы благодаря обвалам курса рубля уже давали возможности к естественному вытеснению импорта.

«Надо понять, почему у нас ввозится более 1,5 млн тонн изделий из пластмасс и создаются рабочие места в Европе и Азии, а не в России», – полагает Михаил Кацевман, директор по науке и развитию НПП «Полипластик». Но говорить о тотальном замещении импорта бессмысленно: «Мы не на оборонную промышленность работаем. Нужна другая цель – создать конкурентоспособное производство». А для этого нужна программа действий, опирающаяся на четкую статистику о том, сколько перерабатывающих предприятий уже есть, каковы их мощности и сферы интересов. «Имеющиеся сведения более чем примерные. И никто этим заниматься не хочет, потому что за это никто не собирается платить. Как управлять отраслью, о которой мало что известно?» – говорит Михаил Кацевман.

Пока решения принимаются почти что на уровне ощущений. Например, та же компания «Техоснастка» решила сейчас, как и в 1990-е, найти востребованный товар, производство которого в России не развито. Этим товаром оказались расходные материалы из пластика для медицинских центров (пробирки для молекулярно-биологических исследований, наконечники для дозаторов и т.д.). Здесь есть своя специфика (особые требования по точности и стерильности), компания ее понимает. По логике развитие таких производств в интересах всех, в том числе общества и властей. Но при переходе к практической фазе возникли непредвиденные сложности. Для начала «Техоснастка» не могла решить вопрос с выкупом площадки бывшей ткацкой фабрики в городе Кинешма Ивановской области, где хотела строить новый цех (в регионе компания уже работала, этим и объясняется ее интерес к нему). Проще говоря, возникли сложности с достижением компромисса о цене. А потом появились активисты, возражающие против строительства предприятия, которое, по их мнению, может нанести вред экологии. В итоге весной на общественных слушаниях проект был провален, и судьба его пока неизвестна.

4. Нужны законы

Совершенствование нормативной базы и формирование прозрачных и понятных для всех правил игры – еще один необходимый компонент успеха. Пока в основном реализация проектов происходит не «благодаря», а «вопреки».

Решить вопрос с документацией на композитную арматуру помог случай – ­осенью 2014 года на выставке, приуроченной к заседанию Госсовета по вопросу совершенствования автодорог, президент Владимир Путин удивился, что хорошее решение тормозится из-за отсутствия бумаг.
«Препятствием для развития нашего производства является «дикий» рынок», – рассказывает Антон Губин, директор по развитию компании «Армастек». Она работает с 2007 года, являясь сегодня одним из крупнейших производителей композитной арматуры в стране. Этот инновационный материал обладает высокими физико-механическими характеристиками, что позволяет с успехом применять его при изготовлении строительных конструкций со значительным экономическим эффектом. Но вот какая история: ГОСТов и свода правил для него долгое время не существовало вовсе. А разрешился вопрос практически случайно.

«Около двух лет назад президент Владимир Путин посетил стенд «Армастек» на профессиональной выставке в Новосибирске, узнал о преимуществах композитной арматуры и публично высказался в духе «Вот отличное технологическое решение, а документации по нему все еще нет». И документация тут же появилась!» – говорит Антон Губин. Получается, индустрии просто повезло. Но нельзя же президента водить по стендам всех производителей перспективных изделий из полимеров?

Кроме того, встает вопрос и с применением уже существующих норм. «На данный момент российский рынок композитной арматуры совершенно неконтролируем: на нем свободно продается низкокачественная продукция с сертификатами соответствия от компаний-однодневок, которые на деле не проверяют качество продукции и ее соответствие ГОСТу. Застройщики приобретают контрафакт просто потому, что он дешевле, и используют в  строительстве.

Через некоторое время арматура превращается в, как говорит наш генеральный директор, шнурок от ботинка, а застройщик хватается за голову. В итоге формируется негативное общественное мнение. Чтобы изменить ситуацию, на рынке должен появиться жесткий контроль», – отмечает Антон Губин. И это касается на самом деле не только данного сегмента, но и практически всех остальных, о чем на различных форумах часто говорят не только предприниматели и эксперты, но даже представители власти.

5. Нужны перспективы

В этом году четвертая промышленная революция стала темой сразу двух важных международных экономических форумов – в Давосе и Санкт-Петербурге. Причем если в России это только один из пунктов программы, то в Швейцарии можно сказать, что вовсе ее главный акцент. Такой интерес неслучаен. Как заявил основатель и бессменный президент Всемирного экономического форума Клаус Шваб, человечество стоит на пороге перемен, аналогов которым в истории еще не было. Во время первой промышленной революции, начавшейся в XVIII веке, сила воды и пара позволила механизировать производство. Во второй, стартовавшей в конце XIX столетия, – электроэнергия помогла перейти к  массовому выпуску. В третьей, продолжающейся с 1950-х годов по сегодняшний день, – электроника и IT автоматизировали производство. Сейчас в параллель с ней начался этап новой промышленной революции, переход к так называемой Индустрии 4.0. Она характеризуется сочетанием технологий, «которые размывают границы между физической, цифровой и биологической сферами», как заявил Клаус Шваб.

Таким образом, скорее речь о симбиозе нескольких явлений, среди которых роботизация, интернет вещей, биомеханика и многое другое. Переход к Индустрии 4.0, очевидно, связан с углублением высокотехнологичных решений. Технологии будущего направлены не только на минимизацию затрат и уменьшение рискованности работ, но и на снижение влияния на окружающую среду.

Для отрасли уже можно выделить ключевые тренды – это создание перерабатываемых термореактивных пластмасс, материалов для аддитивного производства (полимерных и  композитных чернил и порошков для 3D-печати), локализованного производства (имеется в виду выпуск изделий для конкретного пользователя), следующего поколения роботов и дронов. Кстати, именно робот в Давосе наглядно демонстрировал новый тренд. Впервые в истории он стал полноправным членом форума – этой чести удостоился двуногий андроид HUBO от Корейского института передовых технологий KAIST, созданный после аварии в 2011 году на японской атомной электростанции «Фукусима» для ликвидации последствий техногенных катастроф.

В XX веке использование пластиков стало одним из драйверов роста практически для всех секторов глобальной экономики, ввиду чего за последние 50 лет их производство выросло в 20 раз. И на перспективу, с учетом уже обозначившихся тенденций, эксперты оценивают увеличение спроса на полимеры еще в четыре раза к 2050 году. При этом, правда, изменятся как требования к самим полимерам, так и к изделиям из них. К примеру не секрет, что продукция нефтехимии сейчас обладает двумя существенными недостатками: полимеры не всегда хорошо переносят агрессивное химическое воздействие и ультрафиолетовое излучение. Высокие температуры, различные химические реакции способны негативно сказаться на целом ряде материалов. Преодоление этих ограничений – один из очевидных векторов развития отрасли, связанных с грядущим бумом робототехники, переходом к индивидуальному производству, углублением практики применения технологий 3D-печати.

Робот HUBO может самостоятельно двигаться, распознавать лица и речь людей. При этом его сенсоры и программное обеспечение позволяют выходить за границы возможного для человека – например, глаза действуют независимо друг от друга, детально исследуя местность.
Но вот опять же история из жизни. Томские исследователи из компании DI-Group создали и запатентовали «холодную 3D-ручку» и специальные чернила для нее. Она работает на аккумуляторах, заряжается через USB-порт и позволяет «рисовать» объемные фигуры. В основе лежит технология затвердевания полимера в ­ультрафиолетовом спектре. От конкурентов эта ручка отличается тем, что она печатает разными цветами и не нагревается. Расходный материал нетоксичен, а ее размер сопоставим с обычным фломастером. Сфер для применения ручки много – есть чернила с приятным запахом, магнитные, светящиеся в темноте, токопроводящие и термоконтрастные вещества. Разработка российская… но  выпускается продукт в Сингапуре. Там было проще и открыть производство, и найти покупателя, и начать думать над развитием проекта.

«Очень многие перспективные продукты у себя мы мало производим. Сейчас уже самое время говорить о каких-то научно-исследовательских разработках. Это переход от базовых, общих тенденций», – отмечает Игорь Кукушкин, вице-президент Российского союза химиков. Развитие производства в России различных обыкновенных вещей из полимерных и композитных материалов (условно – бытовой мелочовки или стройматериалов) – это, конечно, важно с точки зрения насыщения рынка качественными отечественными продуктами. Однако если смотреть на перспективу, то этого недостаточно. Необходимо учитывать глобальные процессы, а значит, задумываться о более высокотехнологичных секторах. И если это не сделать вовремя, то можно навсегда остаться в роли догоняющих, рассуждая о замещении импорта на собственном рынке.

Ольга Михайлова

почитать еще
Покемон  для Золушки

Покемон для Золушки

Можно ли заменить импортные пластики отечественными? Звучит неплохо, но нет. Хотя бы потому, что далеко не все мы научились делать сами. Нужна фея, которая поможет Золушке стать принцессой. Россия – хороший рынок сбыта для всего нового. Взять хотя бы игру Pokеmon Go, которая еще до официального релиза стала сенсацией. Вот только делиться технологиями с нами мало кто хочет, предпочитая прямые продажи или «отверточную» сборку.

читать полностью
Суррогаты наступают

Суррогаты наступают

Риск встретить некачественный товар или поддельный бренд есть всегда – начиная от продуктового рынка и заканчивая выставкой перспективных вооружений. Не являются исключением и изделия из полимеров. В том, почему на прилавках может появиться суррогатный товар и как потребителю распознать его, разбиралась «Нефтехимия РФ».

читать полностью
Современная алхимия

Современная алхимия

В Средние века людей, желающих изменить сущность материалов, к примеру превратить свинец в золото, считали колдунами и без зазрения совести отправляли на костер. Сегодня же такими опытами занимаются тысячи исследовательских лабораторий – пытаются создать стекло прочное, как сталь, или резину, невосприимчивую к огню. И далеко не последнюю роль в таких изысканиях играют полимеры. О том, что получается в итоге, «Нефтехимия РФ» спросила представителей различных индустрий.

читать полностью