Кто виноват?

Кто виноват?

Простое сравнение числа заявленных в России к реализации и выполняемых нефтехимических проектов показывает, что отрасль развивается далеко не теми темпами, как хотелось бы. Журнал «Нефтехимия РФ» попросил экспертов назвать общие для разных компаний проблемы, сдерживающие воплощение в жизнь намеченных планов.

Андрей Костин,
руководитель Аналитического центра Rupec:

Важных факторов, мешающих реализации нефтехимических проектов в России, три: сырье, рынок и деньги. Точнее, их отсутствие. Денег всегда не хватает. Сырье в том объеме, который нужен для реализации крупного проекта, трудно собрать. Кроме того, в России нет такого рынка, который был бы привлекателен, чтобы размещать у нас проекты большого масштаба. Выход на экспорт требует компетенций, которые не у всех есть. Задача развития внутреннего рынка – это в целом задача развития промышленности. Почему в Китае огромный нефтехимический рынок? Потому что там производственная площадка для всего, начиная от самолетов и заканчивая телефонами.

Развивать нефтехимию в отрыве от промышленности можно, только если ориентироваться на экспорт. Но тогда нужно конфигурировать проекты так, чтобы они были конкурентны предложениям других стран. Цена на сырье у нас защищена системой пошлин. Вопрос в создании нужного объема в нужной точке – транспортная составляющая «убивает» выгодную цену.
Транспортная составляющая
зачастую просто «убивает»
выгодную цену на сырье

Выйти на экспорт можно с разнообразной продукцией, например это полиэтилен. В Азии есть большой, емкий рынок. Но на внутренний рынок не получится выйти с трубным полиэтиленом в объеме миллион тонн, потому что он никому не нужен. Остается вариант заниматься нишевыми марками, дробить мощность. А любому заводу невыгодно держать под нагрузкой несколько марок одновременно.

Что касается популярной сейчас темы санкций, то, на мой взгляд, они не повлияли на нефтехимию. На отрасли сказались контрсанкции, которые разогнали инфляцию. За высокой инфляцией последовали действия ЦБ, а за этим – дорогие деньги. Инвестировать, не занимая в Европе или Азии, очень трудно. Но самое страшное, что рухнули потребляющие сектора. В автомобилестроении страшный провал, строительство к концу года, думаю, тоже сильно просядет. А это самые крупные сегменты, потребляющие нефтехимическую продукцию.


Дмитрий Баранов,
ведущий аналитик управляющей компании «Финам Менеджмент»:

Мне кажется, что главная проблема сейчас – это ужесточение условий финансирования. Это касается многих проектов самых разных предприятий реального сектора, в том числе, конечно, и нефтехимического комплекса. В то же время надо признать, что спрос на продукцию нефтехимии по-прежнему в России есть, потребность в ней есть.

Таким образом, потенциал заявленных ранее проектов сложно считать исчезнувшим. И если есть необходимые ресурсы для выполнения заявленных планов, то на сегодняшний день, мне кажется, ничто не должно мешать их реализовывать. Никаких других принципиальных преград здесь нет.


Александр Гульков,
заведующий кафедрой нефтегазового дела и нефтехимии ДВФУ:

Главная проблема может показаться странной, но на самом деле это так и есть – у многих из заявленных проектов на самом деле отсутствуют явные потребители, то есть те, кто реально заинтересован в планируемой к выпуску продукции.

Для решения данного вопроса, на мой взгляд, нужен комплексный подход. Ведь производство так называемых полуфабрикатов далеко не всегда желательно, а мы до сих пор зачастую делаем именно это. Поэтому недостаточно просто построить перерабатывающий завод. На самом деле нужен целый комплекс предприятий, такой, чтобы в конечном итоге потребители получали востребованную ими продукцию.

При нынешней схеме работы, когда используется незавершенный цикл, слабым звеном является то, что мы не в силах найти покупателей. Поэтому уже на начальном этапе, этапе инвестиций, бизнес-план рушится.


Игорь Юшков,
ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности:

По моим оценкам, большинство текущих проектов с высокой степенью готовности все же реализуются. Лишь у некоторых поменялись сроки, но и это пока не катастрофично. Однако масштабные планы, судя по всему, придется отложить. Сейчас явно не до них. На реализацию каких-то принципиально новых начинаний просто-напросто нет денег. И здесь, конечно, свою лепту внесли антироссийские санкции – закрылся рынок заимствований.

Многие компании отрасли вынуждены пересматривать свои инвестиционные программы. В первую очередь секвестр относится к геологоразведке и добыче. Эти сферы оказались наиболее уязвимыми. Но сокращения, очевидно, касаются и других сфер по всей цепочке.


Виталий Бушуев,
генеральный директор Института энергетической стратегии:

Сложно выделить что-то одно – существует целый комплекс причин, которые тормозят реализацию инвестиционных проектов в нефтехимической отрасли. Но все же первая причина, на мой взгляд, связана с отсутствием надежного спроса. Мы действительно зачастую не имеем представления, что будет востребовано внутри страны. Ровно так же мы не знаем, с чем имеет смысл выходить на экспорт, какие продукты нужны, какие могут быть привлекательными.

У многих из заявленных
проектов на самом
деле отсутствуют явные
потребители
Еще одна важная проблема кроется в отсутствии собственного отечественного оборудования. Это очень больной вопрос. Именно здесь санкции очень сильно ударили по отрасли. Но, кроме того, не могли не сказаться и так называемые инвестиционные ограничения. Теперь у нас нет кредитов, европейский рынок заимствований захлопнул перед нами двери.

Проще говоря, исчезли деньги, которые так необходимы для претворения в жизнь любого, тем более масштабного, промышленного проекта. Без решения всех этих вопросов двигаться дальше невозможно. Но для начала, наверное, надо просто осознать, что мир изменился и сегодня следует быть готовым вести работу в принципиально новых условиях.


ivanov1.jpgВиктор Иванов,
президент Российского союза химиков:

На самом деле существует несколько причин, по которым многие, казалось бы, вполне перспективные начинания в нашей отрасли заметно буксуют.

Прежде всего необходимо учитывать, что средний срок окупаемости крупных проектов в нефтехимии составляет семь – десять лет. Это достаточно много с точки зрения привлечения требуемого финансирования. Кроме того, с недавнего времени для многих отечественных компаний закрылся европейский рынок заимствований. Не секрет, что процесс получения кредитов сегодня заметно усложнился. Кредитоваться в Лондоне, как это было не так давно, теперь уже не получается. Причем речь идет не только о компаниях санкционного списка. Это очень ощутимый удар по отрасли. Нельзя не отметить и общее негативное влияние антироссийских санкций. Многие уже налаженные связи с зарубежными деловыми партнерами из-за давления Запада просто-напросто оборвались.


почитать еще
Заграница  нам поможет?

Заграница нам поможет?

Несмотря на кризис в российской экономике, международные нефтехимические компании сохраняют интерес к отечественному рынку, а некоторые даже планируют развивать производство в нашей стране. Но что означает их приход – импорт в новой форме, то есть «отверточную сборку», как в автопроме, или нечто большее? «Нефтехимия РФ» узнала у экспертов, могут ли иностранцы дать новый импульс к развитию отрасли.

читать полностью
Вам не страшно?

Вам не страшно?

В наше время предметов роскоши практически не осталось – каждая домохозяйка желает недорого обуться в туфли от Louboutin. Желая удовлетворить спрос, мошенники подделывают все – от дорогой электроники до обыкновенной, казалось бы, пластмассы. «Нефтехимия РФ» спросила своих экспертов, приходилось ли им сталкиваться с некачественными пластиками и чем чревато такое знакомство.

читать полностью
Чем помочь?

Чем помочь?

В дискуссиях экономистов в последнее время часто звучит, что нефтехимия способна стать новым локомотивом роста. Дескать, хватит продавать углеводородное сырье за рубеж, пора бы научиться более глубоко его использовать самим. Однако что нужно делать для развития следующего звена цепочки – бизнеса российских переработчиков полимеров, остается за скобками. «Нефтехимия РФ» спросила у отраслевых экспертов, какие меры поддержки реально могут быть востребованы?

читать полностью