Что будет?

Что будет?

Санкции и кризис, обвал нефтяных цен и необходимость спешно менять акценты в экономической политике – уходящий год был богатым на не самые приятные новости для России. Но для нефтехимии год не был однозначно плохим. Сразу несколько новых крупных проектов стартовало, а удешевление сырья и девальвация рубля позволили повысить конкурентоспособность действующих производств. «Нефтехимия РФ» поинтересовалась у экспертов, каких позитивных новостей и неприятных сюрпризов они ждут в 2016 году.

Виктор Иванов,
президент Российского союза химиков:

Из позитивного для отрасли могу отметить сохранение инвестиционной активности в СИБУРе, Татарстане и Башкортостане, а также в компаниях – производителях минеральных удобрений – это «ФосАгро», «Еврохим», «Акрон», «Уралхим». Кроме того, ожидается начало строительства новых объектов по производству малотоннажной химии – это проекты «Химкомпозит», «Пигмент», «Каматекс», например. Из негативных влияний, которые, очевидно, сохранятся и в будущем году, хочется отметить санкционный режим Европейского союза, действующий в отношении нашей страны, а также сохранение низких цен на нефть и продолжение роста ставок по кредитам.


Владимир Батхин,
директор практики «Нефть, газ и химия» Strategy Partners Group:

Начнем с хороших новостей.
Возможно сохранение высокой маржи нефтехимии за счет низкой стоимости сырья
По нашему мнению, в следующем году возможно сохранение высокой маржи нефтехимии за счет низкой стоимости сырья – нафты и СУГ. При этом, правда, мы ожидаем постепенное снижение появившейся ранее разницы в ценах за счет дозагрузки менее эффективных мощностей. Кроме того, к позитивным новостям можно отнести заморозку снижения экспортной пошлины на нафту при сохранении отрицательного акциза для переработчиков. Это действие правительства положительно влияет на цены сырья для нефтехимии. На некоторых игроках отрасли может также хорошо сказаться возможное начало значительных поставок сжиженного газа из США в Европу. Если так случится (возможно, правда, за пределами будущего года), это будет давить на стоимость сырья и внутри России.

Что касается плохих новостей, то здесь можно отметить ухудшение отношений России и Турции. Ведь рынок этой страны является значимым для отечественного бизнеса. При этом возможны сложности с новым привлечением турецких компаний для участия в проектах строительства и реконструкции нефтехимических заводов России, а такая практика успешно существовала раньше.


Александр Гадецкий,
главный инженер НПЗ RAFO Oneşti:

Я надеюсь, что в следующем году российская нефтехимия
В следующем году российская нефтехимия наконец-то поверит в себя
наконец-то поверит в себя, вернется к большинству своих технологий и процессов, на которых мы работаем сейчас. Однако очевидно, что не все заявленные проекты будут осуществлены, потому что планирование происходило в одних условиях, а реализация заявленных планов будет осуществляться в принципиально других экономических условиях – при отсутствии «дешевых» денег, осложнении отношений с западными партнерами. Так, по пиролизу на следующий год у нас анонсированы семь проектов, но осуществятся только два – Тобольский и Нижнекамский. Остальные очень сырые, нереалистичные и непроработанные.


Андрей Костин,
глава аналитического центра RUPEC:

Никаких технологических и 
Никаких прорывов от следующего года ждать не нужно
проектных прорывов от следующего года ждать не нужно. Сейчас, к сожалению, такое время, что все проекты замораживаются. Другой вопрос – внешние обстоятельства могут значительно повлиять на отрасль. Более того, они уже влияют, и мы уже это чувствуем. Я думаю, что масштаб потерь и глубина ущерба для отрасли этого года будет понятна года через три-четыре. Мне кажется, что негативные тенденции могут усугубиться.



Павел Стороженко,
первый замглавы Государственного НИИ химии и технологии элементоорганических соединений:

В следующем году мы ждем низких цен на нефть, что должно позволить снизить стоимость нефтехимической продукции. Но не для всех это будет плюсом. С точки зрения потребителя, снижение цен – это просто замечательно. А с точки зрения доходов от экспорта это, конечно, удар по государству. Поэтому, как говорится, здесь две стороны одной медали. Мы уже установили рекорд, когда рубль стоит 1,5 цента. Мы можем подойти к следующему рубежу, когда за рубль будут давать 1 цент. Мы, как это ни банально, должны слезать с нефтяной иглы. Экономика Советского Союза не была полностью построена на нефти, работали все отрасли промышленности. Надо вернуться к этой ситуации. В том числе углубление переработки сырья путем развития нефтехимических производств – шаг в правильном направлении.


Владимир Капустин,
гендиректор ВНИПИнефть:

У нас кардинально изменилась ситуация с нефтедобычей и переработкой. Продажа сырой нефти после падения цены на нее в три раза стала невыгодной, выгодной стала нефтепереработка. И это огромный плюс для отрасли, который в обычных условиях может давать определенный потенциал роста. Но у нас условия необычные: для модернизации или строительства новых установок надо привлекать крупные инвестиции, которые будут окупаться долго. Инвестиции сейчас привлечь чрезвычайно сложно, потому что и цены на нефть нестабильны, и риски российской экономики иностранные инвесторы на себя не готовы брать. Поэтому я настроен достаточно пессимистично и считаю, что в ближайшие пять лет не удастся значительно увеличить глубину переработки нефти. Тем не менее участники рынка осознали необходимость производства продуктов с высокой добавленной стоимостью, и если смотреть графики последних лет, то мы увидим, что экспорт такой продукции увеличивается, несмотря на неблагоприятную конъюнктуру.

От следующего года я жду усилий государства и инвесторов по развитию Западно-Сибирского нефтегазохимического кластера как наиболее перспективного. Кроме того, для российской нефтехимии важна реализация проектов производства крупнотоннажных базовых полимеров и проектов по переработке пропана в пропилен.


Игорь Кукушкин,
представитель России в комитете RCLG Международного совета химических ассоциаций (ICCA):

Цена на нефть, ситуация на
Цены на нефть, ситуация на финансовых рынках и политика определят повестку года
финансовых рынках и в дополнение политические факторы – вот то, что будет определять повестку следующего года. Мы все видим, что падение цены на нефть снижает стоимость рубля. Это первое, что влияет на рынок. Потом мы видим, что маленький рубль дает меньший приток средств в бюджет. А недавно было сообщение Центрального банка о том, что они хотели уменьшить размер базовой ставки, но из-за продолжающегося падения мировых цен на нефть решили оставить ее на прежнем уровне. Это оказывает сильнейшее влияние на стоимость кредитных средств, привлекаемых компаниями. То есть так получилось, что нефть в нашей стране влияет на все. Возвращаясь к теме политики, хотелось бы затронуть еще такой момент. В области химии мы не видим ухудшения отношений с Западом. Все хотят работать, все хотят торговать, поэтому я думаю, что Европа как была для нас крупнейшим рынком, так и останется. По крайней мере на 2016 год уж точно.


Санджар Тургунов,

гендиректор CREON Energy:

От следующего года я не жду снятия санкций или изменения инвестиционного климата. Вероятнее всего, сложившаяся ситуация сохранится еще на протяжении нескольких лет, если не десятилетий. Этот факт надо понимать и трезво оценивать. Есть определенные надежды на восточные рынки капитала, но пока о чем-то определенном говорить преждевременно.



Наталья Шпынова,

Юрий Сушинов,

Мария Богородская

почитать еще
Чем помочь?

Чем помочь?

В дискуссиях экономистов в последнее время часто звучит, что нефтехимия способна стать новым локомотивом роста. Дескать, хватит продавать углеводородное сырье за рубеж, пора бы научиться более глубоко его использовать самим. Однако что нужно делать для развития следующего звена цепочки – бизнеса российских переработчиков полимеров, остается за скобками. «Нефтехимия РФ» спросила у отраслевых экспертов, какие меры поддержки реально могут быть востребованы?

читать полностью
Стартап заказывали?

Стартап заказывали?

Универсального определения того, что такое стартап, не существует. Одни понимают под этим молодые и динамичные структуры, существующие для поиска успешной модели бизнеса, другие – чуть ли не инновационный феномен. Стартапы часто ассоциируются с технологичными прорывами, а это то, чего так
не хватает России. «Нефтехимия РФ» спросила у экспертов, что мешает появлению стартапов в нашей отрасли и в какой нише инновационные проекты все же могут «выстрелить»?

читать полностью
Поддадим газу?

Поддадим газу?

Газ дешевле бензина, в России его много, этот вид топлива экологичней и экономичней. Казалось бы, вопрос решен – должно быть больше автотранспорта, работающего на газомоторном топливе. Журнал «Нефтехимия РФ» попросил экспертов рассказать, что нужно сделать государству и бизнесу для развития этого рынка.

читать полностью